История
Среда, 28 марта 2018 11:28

Эпизоды гражданской войны в Забайкалье: гибель генерала Левицкого

Автор 

Военная обстановка в начале 20-го года в Западном Забайкалье оставалась сложной. Красные войска, взявшие Иркутск и расстрелявшие адмирала Колчака, правителя Сибири, преследовали отступавщих белых. Железнодорожные пути были забиты эшелонами чехов и белым пришлось походными колоннами с ранеными и больными, организуя боевое прикрытие, отступать на восток. Несколькими колоннами  дивизии белых прошли по льду Байкала. Погрузив раненых в подготовленные эшелоны, белые части пошли на Читу. В Верхнеудинске остались экспедиционный полк американцев, полк японцев, чехи, гарнизон города и Дикая дивизия генерала Левицкого. Войска Антанты и чехи держали нейтралитет и Красная армия приостановила наступление согласно договора с ДВР, не желая провоцировать войска Антанты на усиление боевых действий против красных. Левицкому пришлось держать фронт от наступавших с юга объединенных отрядов партизан, восставших против власти атамана Семенова.

Петр Петрович Левицкий, потомственный русский дворянин, казачий офицер, 1-ю Мировую начал сотником 1-го Верхнеудинского казачьего полка,  закончил в чине войскового старшины. Вместе с будушим атаманом ЗКВ и Восточных окраин России Семеновым Г.М.  прибыл в Забайкалье  по заданию Временного правительства России для создания инородческих военных подразделений для отправки на фронт с Германией, чтобы показать пример как нужно защищать Россию дезертирам, целыми полками покидаюших окопы. Участвовал в создании особого Маньжурского отряда, подразделения которого были использованы для формирования  конно-азиатской дивизии Унгерна и Дикой дивизии Левицкого.

Семенов Григорий Михайлович был одержим созданием пророссийской Великой Монголии,  которая включала бы в  себя внутреннюю  Монголию, внешнюю Монголию и несколько областей  России, оторвав тем самым проманьжурскую Внутреннюю Монголию от Китая.  В Даурии было создано Пан-Монгольское правительство, возглавляемое молодым Нэйсэ-Гэгэном, имеющее даже свои вооруженные силы под командованием генерала Фушенга. В сентябре 1919 года  сторонник создания Великой Монголии в союзе с Маньжурией Фушенга поднял бунт, который был жестоко подавлен  уже семеновским генералом Левицким с участием  Нэйсэ-Гэгэна, избавляющегося от конкурента на трон будущего государства.

По плану атамана Семенова,  с востока Забайкальской области была отправлена в Монголию Конно-азиатская дивизия генерала Унгерна с задачей организовать при помощи монгольских князей изгнание из страны китайцев. Левицкому была поставлена та же задача, но с наступлением из Западного Забайкалья с Верхнеудинска через Кяхту на северо-запад Монголии.

8 января 1920 года монголо-бурятская бригада Дикой дивизии под общим командованием генерала Левицкого выдвинулась  из Верхнеудинска на юг  в Монголию. Состав бригады  в походе: 800 человек чахаро-харачинских конников под командованием 120 русских офицеров, а фактически Нэйсэ-Гэгэна, входившего в руководство бригады  и артдивизион в составе 80 казаков-артиллеристов. Дорога на Кяхту была перекрыта партизанскими отрядами, возглавляемыми красными командирами, поднявшими восстание населения юга-запада области на борьбу с белыми в отсутствие регулярной Красной армии, соблюдавшей условие договора  о нейтралитете с войсками Антанты.

С  9 января по 12 января 1920 года были с жестокими боями взяты у партизан деревни Вахмистрово, Янгажинские ключи и Ганзурино, 13 января бригада пошла на  Новоселенгинск.

 В пути настигла тревожная весть о мятеже чехословацких частей в Верхнеудинске. На военном совете рассматривалось два варианта – возвратиться в Верхнеудинск для подавления мятежа чехов или,  разбив партизан в Новоселенгинсе, идти в пределы Монголии.

За первый были большинство русских офицеров, за второй – фаэтический командир монгольской части бригады Нэйсе-Гэгэн, панмонголист, мечтавший о Великой Монголии, освобождении ее от китайцев и объединении всех монголов в единое государство. Левицкий, боевой опытный офицер, оценив безысходность белых в Западном Забайкалье, поддержал Нейсе-Гегена,  надеясь на совместную военную деятельность со своим знакомым по германскому фронту и службой в ОМО бароном Унгерном, который к тому времени собирал силы для взятия Урги столицы Монголии.

Назревал конфликт между белыми офицерами, тяготеюших к уходу на восток к атаману Семенову и верхушки чахар и харачин, во главе с Нэйсе- Гэгэном идущими домой в родные края. 

Бригада прошла по западному  пустынному берегу Гусиного озера мимо Ацайского дацана.  До места ночлега в Гусиноозерском (Тамчинском) дацане оставалось десяток верст… Из ущелий Хамар-Дабана дул пронизывающий, обжигающий лицо и руки байкальский ветер. Офицеры, спасаясь от холода, попрятались в конных санях, укрывшись палатками.  Артиллеристы по примеру начальников тоже забились в снарядных повозках, накрытых брезентом. Только монголы, пригнувшиеся к коням, казалось, не чувствовали холода. Ничто не предвещало беды…

Нейсе-гэгэн ехал в одних санях с Левицким. Когда с хвоста колонны и обратно стали носиться монгольские всадники и раздаваться беспорядочная стрельба генерал понял, что монголы подняли мятеж. Оборона была слабой и через час было все закончено.

Из воспоминаний унгерновского есаула Макеева: генерала убил сам Нэйсе-Гэгэн, о чем рассказал на допросе у начальника контразведки Унгерна полковника Сипайло монгол, участник похода. Потом над телом генерала надругались, набив его соломой. Не забыли монголы генерала Фушенгу.

Другой свидетель  рассказал, что  мятеж был тщательно спланирован: каждая сотня монгол расправлялась со своими офицерами, а отдельная сотня покончила с казаками-батарейцами.

Монголы, пополняя грабежами и разбоем запасы пищи, пошли на Дырестуйский дацан. Разделились на два отряда. Нэйсе-Гэгэн с харачинами пошел на Кяхту, а чахары, отбиваясь от преследующих партизан, двинулись левым берегом Селенги на северо-запад Монголии.

Пройдя Кяхту, Нэйсе-Гэгэн попытался в Маймачене договориться с стоящими там китайцами о проходе его отряда в Монголию, но тщетно. Нэйсе-Гэгэн был арестован и вскоре расстрелян. Помилованные харачины были направлены на хозработы в китайском гарнизоне.

Отряд чахар достиг Монголии и часть чахар примкнула к Унгерну. Последний довольно миролюбиво отнесся к убийцам генерала Левицкого и его русских соратников. Чахары участвовали в штурмах Унгерном Урги и походах на Советскую Россию в 1921 году.

Так закончился трагический эпизод гражданской войны в наших краях.

Атаман СКО «Селенгинская станица» А.П. Аксентьев

Фотография атамана Г.М. Семенова со штабом Отдельной Монголо-Бурятской им. Зорихто-Батора конной бригады.

1919 г. Неизвестное фотоателье. Размеры 89×140 мм. Сохранность отличная. Очень редкая.

Среди изображенных на фотографии сидят справа налево:

1. NN, подполковник, начальник штаба дивизии А.В.Мисюры.

2. Левицкий Петр Петрович(?), генерал-майор, командир Отдельной Монголо-Бурятской им. Зорихто-Батора конной бригады.

3. Мисюра Андрей Викторович (р. 1872), генерал-майор, командующий дивизией.

4. Семенов Григорий Михайлович (13.9.1890–30.8.1946), походный атаман Дальневосточных казачьих войск, генерал-лейтенант (24.12.1919 г).

5. Огата, генерал-майор, командир бригады 5-й японской дивизии.

6. NN, личный доктор атамана Семенова.

7. Торчинов, подъесаул, адъютант атамана Семенова.

8. NN, полковник.

 

     

 

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии