История
Среда, 08 августа 2018 15:18

Историография проблемы формирования Верхнеудинских казачьих полков и их участия в Русско-японской войне 1904-1905 гг.

Автор 

В период русско-японской войны 1904-1905 гг. казаки 1-го и 2-го Верхнеудинских полков принимали активное участие в боях русской армии. В статье рассматривается история создания воинских частей и участие в боевых действиях. Важной является проблем послевоенной реабилитации казаков – участников войны и оценка качества подготовки казачьих подразделений.

Самое активное участие забайкальские казаки приняли в русско-японской войне 1904-1905 гг.. Одними из наиболее отличившихся в этой войне казачьих подразделений были 1 и 2 Верхнеудинские полки.

Историографию исследования забайкальского казачества можно разделить на три крупных этапа: дореволюционный, советского периода, постсоветского периода.

К дореволюционным источникам относятся разные «общие обзоры по войскам», положения и постановления по казачьим войскам, справочная литература (содержащая сведения по статистике, экономике и т.д. В 1810 г. Б.Н. Башкаревич написал «Статистическое обозрение Сибири», где содержался очерк о сибирских казаках, их обязанностях и образе хозяйственной деятельности. П.А. Словцев написал «Историческое обозрение Сибири», которое стало первым обобщающим исследованием края, где было показано состояние сибирской пограничной линии, представлены сведения о самой пограничной страже казаков. Впервые в этом труде приводились сведения о предыстории бурятского казачества. Исследование П.И. Небольсина «Заметки на пути из Петербурга в Барнаул» (изданное в 1850 г.) рассматривало широкий круг вопросов, связанных с организацией, управлением, служебными функциями и государственным обеспечением казаков. В конце XIX в. появились новые исследования казачества региона, авторами работ стали Ф.Ф. Буссе и Н.И. Эпов. Эти исследования были проведены с использованием документов архива Военного министерства. В 1890 г. был опубликован 11 том юбилейного издания «Столетие военного министерства», в нем подробно рассказывалось об экономическом положении казаков, особенно «инородческих».

Самым значительным достижением дореволюционной историографии по изучению вопроса регионального казачества стал труд А.П. Васильева «Забайкальские казаки». Источниками работы стали архивные материалы, опубликованные документы, которые были впервые введены в научный оборот. Особое место в изучении вопроса военной истории казачества занимают мемуары в газетах и журналах 1904-1905 гг. В 1910 г. была опубликована книга В.А. Апушкина «Русско-японская война 1904-1905 гг.» [1.С.1], где подробно описывается ход боевых действий и участие в них забайкальских казаков. В 1911 г. граф С.Ю. Витте опубликовал «Вынужденные разъяснения по поводу отчета генерал-адмирала Куропаткина о войне с Японией», где наряду с общей оценкой самой войны рассматривал роль в ней казаков, как активного рода войск.

Советская историография, в условиях глобального переустройства общества, занималась изучением истории казачества при переоценке ряда исторических проблем. Г.Ц. Цыбиков в труде «Забайкальское казачье войско» предпринял попытку определения социальной сущности бурятского казачества, анализировал процесс классового расслоения казачества [2.С.4]. В 1954 г. вышла двухтомная «История Бурят-Монгольской АССР» (ред. А.П. Окладникова и П.Т. Хаптаева), где давались общие сведения о Забайкальском казачьем войске. В конце 50-х гг. XXв. издается «История Сибири», где дается оценка роли казачества в освоении новых земель, защите восточных границ государства. В 80-е гг. в научной печати ведется дискуссия о самой природе казачества. О.И. Сергеев в работе «Казачество на русском Дальнем Востоке в XVII-XIX вв.», опубликованной в 1983 г., рассматривал вопросы, которые были связаны с организационной структурой казачьего войска, его служебных обязанностей, процесса создания войска. Автор предложил идею социальной эволюции казачества.

Вопросы, изучающие военную историю казачества и его участия в русско-японской войне, поднимались: в опубликованных дневниках А.Н. Куропаткина и Н.П. Линевича [3.С.4], Л.Г. Бескровного «Русское военное искусство» и «Армия и флот России в начале XXв.», «История русско-японской войны 1904-1905 гг.» под редакцией И.И. Ростунова. 

Новый этап изучения истории казачества начался в постсоветский период начала 90-х гг. XXв. Начинают выходить в печати переизданные справочники, дневники царских генералов (А.А. Гордеев, А.И. Деникин [4.С.112]), появляются новые монографические исследования как в общем по истории российского казачества, так и отдельных регионов. А.С. Зуев опубликовал свой труд «Русское казачество Забайкалья во второй четверти XVIII – первой половине XIX вв.», Н.Н. Смирнов написал книгу «Слово о забайкальских казаках», О.И. Агафонов опубликовал свою работу «Казачьи войска Российской империи», Е.А. Высотина – «Казачество Бурятии в прошлом и настоящем» [5.С.12-18]. А.С. Зуев отметил особое место казачества между привилегированными и не привилегированными слоями населения, казачество превращалось в военно-полицейский институт власти. Н.Н. Смирнов представил широкую панораму истории жизни и деятельности забайкальских казаков, их быта и традиций; предоставил экскурс в саму историю освоения Сибири и Дальнего Востока России. Е.А. Высотина исследовала происхождение и сущность казачества, основные этапы становления и развития бурятского, забайкальского казачества.

В мае 1888 г. деление Забайкальского казачьего войска на конные и пешие отряды было отменено. С 1890 г. было введено комплектование пеших и конных частей всем казачьим войскам. Последнее нововведение облегчило жизнь беднейшего казачества, так как часть расходов на снаряжение конного казака перекладывается на зажиточных пеших. Равномерно распределяется воинская повинность среди «годных к службе».

21 июня 1891 г. было утверждено положение о пеших батальонах Забайкальского казачьего войска. В декабре 1896 г. пешие батальоны были преобразованы в конные полки. С 1897 г. полки Забайкальского казачьего войска были переименованы: первый полк (ранее Забайкальский городовой казачий полк и Верхнеудинские станичные казаки) переименован в 1-й Верхнеудинский Забайкальский казачий полк; второй (пограничные русские казаки) – в 1-й Читинский Забайкальский казачий полк. Позже эти полки стали просто именоваться 1-й Верхеудинский и 1-й Читинский казачьи полки. В 1898 г., после образования 4-го отдела, из отдельных сотен Читинского полка и из трех вновь образованных сотен формируется 1-й Нерчинский полк Забайкальского казачьего войска. В январе 1900 г. формируется 1-й Аргунский полк Забайкальского казачьего войска.

Наибольший срок мобилизации был 24 дня, все призывное население Забайкалья насчитывало 25 000 человек [7.С.77]. Первоочередными, в случае мобилизации, казачьими полками были 1-й Верхнеудинский, 1-й Читинский и 1-й Аргунский. На «льготе» (второочередными) считались 2-й Верхнеудинский, 3-й Верхнеудинский, 2-й Читинский. Принципы призыва действовали и при мобилизации на русско-японскую войну 1904-1905 гг.

К началу войны имелось 4 казачьих полка (6 сотенного состава), две 6-ти орудийные батареи Забайкальского казачьего войска (1-я и 2-я), 3-сотенный Уссурийский казачий полк Амурского казачьего войска, 2-сотенный Уссурийский казачий дивизион Уссурийского казачьего войска. Война началась в ночь на 27 января 1904 г. нападением японских миноносцев на русские корабли в Порт-Артуре. 28 января вышел указ о приведении в военное положение войск Сибирского военного округа, 9 февраля – Забайкальской области. В этот же день высочайшим приказом было объявлено о создании Маньчжурской армии. К 5 марта 1904 г. развертывание Маньчжурской армии было завершено. 1-й Верхнеудинский казачий полк попал в Отдельную Забайкальскую казачью бригаду под командованием П.И. Мищенко. 2-й Верхнеудинский казачий полк вошел в состав Забайкальской казачьей дивизии под командованием П.К. Ранненкампфа и составлял часть общего резерва, находящегося под городом Лаоян. В Порт-Артур была направлена 4-я сотня 1-го Верхнеудинского казачьего полка под командование генерал-лейтенанта А.М. Стесселя. С 27 января до 30 января 1-й Верхнеудинский казачий полк охранял побережье бухты Талиенван, на границе с Кореей. С 30 января полк выступил в направлении Дагушаня для поиска противника. 1-м Верхнеудинским казачьим полком командовал полковник Мациевский. 8 февраля казаками 5 сотни был занят город Ыйесу, где захвачено 6 японцев и 3 японки, которые занимались наблюдением за русскими войсками. 12 февраля казаки Мищенко двинулись к Пеньяну (Пхеньяну) в Корею. У древней столицы Кореи русские казаки встретились с японским десантом [8.С.49]. сообщению Мищенко о высадке японских войск армии Куроки в штабе русской армии не поверили. Казачья конница в результате нескольких боев была вытеснена из Кореи.

6 мая 1904 г. казаки 1-го Верхнеудинского полка с успехом отразили атаку японской пехоты, выручив 4 сотни Читинского казачьего полка, у деревни Сюян. 

Чаще всего казаков использовали для разведки противника, дозорной службы. Наиболее применяемым видом разведки на местности, населенных пунктов у забайкальских казаков было развертывание и атака лавой. В русско-японской войне сторожевое охранение противника было плотным, преодолеть его было сложно, это приводило к большим потерям. Для разведки в тылу врага приходилось спешиваться, в результате задержек разведчиков данные устаревали, несмотря на личное мужество и героизм казаков. 

26 мая казаки 1го Верхнеудинского полка, 2-я и 3-я сотни сражались с врагом за Тахулинский перевал, японская атака была отражена. Бой был настолько напряженным, что в 1-й сотне в строю, кроме коневодов, осталось 8 человек; во 2-й – 12 человек. Попытка японских войск прорваться к Порт-Артуру не удалась, в бою у Вафангоу забайкальские казаки участия не принимали.

С 10 июля развернулись упорные бои под Дашичао, в которых отличилась 5-я сотня 1-го Верхнеудинского полка, прикрывавшая 1-ю Забайкальскую казачью батарею. Казаки вырыли окопы перед артиллерийской батареей и отражали штурмы японской пехоты [9.С.246]. На помощь поспешили стрелки Барнаульского полка, но, потеряв около 400 человек убитыми и ранеными, отошли. Генерал Мищенко бросил в атаку, на помощь стрелкам, 2-ю сотню 1-го Верхнеудинского полка. Казаки начинают выносить раненых, урядник 2-й сотни Черепанов под сильным огнем на своих плечах вынес из боя командира стрелкового батальона. Сибиряки выстояли, но начавшееся отступление русских войск заставило их отступить с Далянского перевала. Командир 2-й сотни 1-го Верхнеудинского полка Ретерфен напишет после войны, что казаки во время отступления собрали две арбы брошенного имущества.

Призванные на войну со «льготы», казаки привыкли к военным будням и получили необходимый опыт. 18 июля 1904 г. японская армия Куроки атаковала восточный отряд. Русское командование поручило казакам спешиться и вести «упорную оборону». Под Лаояном генерал Куропаткин планировал дать «генеральный бой» японской армии и укреплял оборону. К тому времени, по оценке военных историков, «…положение генерала Куропаткина стало ужасным. Оно могло бы быть лучше, если бы своевременно прибывали укрепления по Транссибирской магистрали. Со времени сражения при Ялу он потерял 30 000 человек убитыми и ранеными» [10.С.91]. Видя переправляющегося врага, генерал Любавин, имея в своем распоряжении 17 сотен казаков и артиллерию, не помешал противнику. Контрудара по переправившимся и пока слабым частям 1 японской армии так и не было нанесено. Куропаткин отдает приказ о начале отступления к Лаояну. 19 августа русские войска покинули и этот китайский город. За бой под Лаояном после войны в 1906 г. серебряными медалями были награждены четыре казака 2-го Верхнеудинского полка: старший урядник Георгий Иннокентьевич Путинцев, старший урядник Федор Андреевич Токарев, старший урядник Роман Дружинин, младший урядник Александр Вавилович Еремеев. 58 казаков 1-го и 2-го Верхнеудинских полков были награждены «светлобронзовой с бантами» медалью, 35 – «темнобронзовой» медалью. [11.Л.2]. В 1906 году 118 казаков Верхнеудинской станицы получили медали за воинскую службу, отдельно три человека – серебряные за оборону Порт-Артура: Леонтий Прокопьев, Алексей Вавилович Загузин, Павел Михайлович Краснопеев [15.Л.3].

После неудачных боев с японцами под городом Шахэ, в сентябре 1904 г., на военном совете обороны Порт-Артура, большинство офицеров высказалось за продолжение борьбы. 

Впервые японские войска были обнаружены у Квантунских берегов 22 апреля 1904 г. казаками 4-й сотни 1-го Верхнеудинского полка. 2 мая казаки донесли командованию о занятии противником северных высот, окружающих Кинчжоунскую долину. Во время четвертого штурма крепости казаки участвовали в боях за гору Высокая. 20 декабря 1904 г., после многочисленных и кровопролитных боев, генералы Стессель и Фок, полковник Рейс сдали крепость японцам. Вместе с крепостью противнику досталось: 610 орудий разного калибра, 207 855 снарядов, 9 тяжелых пулеметов, 4 500 000 винтовочных патронов, 32400 солдат и моряков. Кроме всего прочего, японские трофеи составили: 434 тонны муки, 775 тонн сухарей, 46 тонн сахара, 671 железнодорожный вагон [13.С.323]. С такими запасами крепость могла бы еще полтора месяца активными боями сковывать 100-тысячную армию генерала Ноги и существенно облегчить положение русских армий генерала Куропаткина.

Из попавших в плен казаков 4-й сотни 1-го Верхнеудинского полка некоторые пытались бежать, удивляя своим патриотизмом японцев: это казак Михаил Измаилов, хорунжий В.И. Носонов, казак Фирсов [14.С.194]. 

После окончания русско-японской войны в Забайкалье появилось большое количество раненых и увечных, которые нуждались в дальнейшем лечении. Специально созданный «Александровский комитет раненых» начинает проводить реабилитацию военных с 1906 г. Первое управление казачьего войска 14 сентября 1906 г. рассылает предписание станичным атаманам Забайкалья с требованием собрать сведения о раненых и увечных [16.ЛЛ.1-4]. За время с 18 июля 1905 г. по 28 декабря 1906 г. государство «в следствие ходатайств воинской администрации» отпустило через станичный попечительский совет материальную помощь семьям призванных из Забайкалья казаков в размере 50 000 тысяч рублей [17.Л.1]. Ранее офицерами 1 Военного управления Забайкальского казачьего войска города Троицкосавска (ныне г. Кяхта) в июне 1905 г. в пользу пострадавших казаков было собрано 600 руб. В ноябре 1905 г. материальную помощь получило 49 казачьих семей, в декабре 1905 – 47 семей [18.Л.148]. Таким образом, государство и общество стремилось оказать финансовую и социальную помощь ветеранам русско-японской войны. 

1 и 2 Верхнеудинские казачьи полки комплектовались мобилизованными из 18 станиц: Киранской, Кударинской, Мурочинской, Шерагольской, Усть-Урлукской, Мензинской, Цаган-Усунской, Босинской, Желтуринской, Гигетуйской, Атамано-Николаевской, Цакирской, Харьякской, Боргойской, Селенгинской, Янгажинской, Верхнеудинской, Аракиретской [19.Л.4]. за время войны казаки показали себя с самой лучшей стороны, зарекомендовали неприхотливыми и надежными воинами.

Вместе с тем русско-японская война выявила общие ошибки русского командования в военной подготовке, в частности, неверное тактическое использование казачьей кавалерии приводило к большим потерям. Плохое материальное обеспечение войск сказалось на качестве военных действий и разведки (отсутствие карт и неумение ими пользоваться, отсутствие компасов, биноклей и т.д.). К большим потерям среди действующих частей приводило отсутствие горной артиллерии и незнание местности. Эти и другие причины привели Россию к поражению в войне с Японией. 

Настоящее исследование актуально анализом историографии проблемы, введением в научный оборот нового архивного материала. Результаты исследования могут найти применение как в научной работе, так и при составлении образовательных программ общеобразовательных организаций.

Леонов Алексей Юрьевич, учитель истории МБОУ СОШ №5 г. Улан-Удэ

Примечания:

1. Апушкин В.А. Русско-японская война 1904-1905 гг. [текст]/В.А. Апушкин. – М.: Русская быль, 1910.-С.1.

2. Цыбиков Г.Ц. Забайкальское бурятское казачье войско [текст]/ Верхнеудинск//Жизнь Бурятии, Вып. 27, 1925. – С.4.

3. Куропаткин А.Н., Дневники русско-японской войны [текст]/ А.Н. Куропаткин, В.П. Линевич – Л.: Гос.изд-во. Центрархив, 1925. – С.4.

4. Деникин А.И. Старая армия. Офицеры. [текст]/ А.И. Деникин – М.:Айрис-Пресс, 2006. – С.112.

5. Высотина Е.А. Казачество Бурятии в прошлом и настоящем. [текст]/ Е.А. Высотина – Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2007. – С.12-18.

6. Высотина Е.А. Указ.соч. – С.99.

7. Смирнов Н.Н. Слово о забайкальских казаках. [текст]/ Н.Н. Смирнов – Волгоград: Комитет по печати, 1994. – С.77.

8. Мартин К. Русско-японская война 1904-1905 гг. [текст]/ К. Мартин – М.: Центрполиграф, 2003. – С.49.

9. Смирнов Н.Н. Указ.соч. – С.246.

10. Мартин К. Указ.соч. – С.91.

11. Центральный Государственный Архив Республики Бурятия. Ф. 116, Оп.1, Д.669, Л №2

12. ЦГАРБ. Ф.85 (116), Оп.1, Д.598, Л. №3

13. Дискант В.Ю. Порт-Артур, 1904 [текст]/ В.Ю. Дискант – М.: Изд-во АСТ, 2003. – С. 323.

14. Смирнов Н.Н. Указ.соч. – С.194.

15. ЦГАРБ. Ф. 116, Оп.1, Д.669, Л.3

16. ЦГАРБ. Ф. 116, Оп.1, Д.668, ЛЛ.1-4

17. ЦГАРБ. Ф. 85, Оп.1, Д.630, Л.1

18. ЦГАРБ. Ф. 116, Оп.1, Д.630, Л.148

19. ЦГАРБ. Ф. 116, Оп.1, Д.630, Л.4

 

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии