История

В с. Хоринск живут потомки полного Георгиевского кавалера Прокопия Степанова.

Прокопий Семенович Степанов был участником Русско-японской   войны 1904-1905 годов. За подвиги в этих сражениях он был награжден и является полным кавалером Георгиевских крестов (всех его четырех степеней). Его внук Владимир Нилович Степанов несколько лет собирал материалы о своей родословной и документальное подтверждение боевых заслуг деда. Инициатива написать родословную Степановых принадлежит сыну Прокопия Семеновича - Нилу Прокопьевичу Степанову. 

Прокопий Семенович Степанов жил в Баргузинском районе. Он был незаурядной личностью. Находчивость и отвага выделяли его среди многих, об этом свидетельствуют наградные документы. 

14 февраля 1905 года во врямя Мукденского боя Прокопий Степанов был ранен в руку и правый бок ручной гранатой и ружейной пулей в правую ногу ниже колена, но до следующего дня оставался в строю. За это он был награжден Знаком отличия Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия 2-й степени (с 1913 года - Георгиевский крест) за № 3935. 

Орден Святого Георгия 3-й степени за № 10257 был вручен Прокопию Семенову за то, что в ночном бою с 16 по 17  февраля 1905 года вынес из-под огня раненого капитана Погребнякова и, будучи ранен, оставался в бою до конца боя. 

Орден Святого Георгия 4-й степени за № 176628 был Высочайше пожалован Прокопию Степанову 24 марта 1906 года в Царском селе при представлении Государю Императору. 

В документах Министерства культуры Российской Федерации, хранящихся в Федеральном архивном агентстве в г.Санкт-Петербург, имя Прокопия Семеновича Степанова также значится в списке награжденных Знаком отличия Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия 1-й степени за № 2741. 

Прокопий Семенович дважды был на императорских приемах, устраивавшихся  в честь Георгиевских кавалеров. 

С войны домой Прокопий Семенович вернулся с ампутированной правой рукой, но занимался по хозяйству и даже ходил на охоту. Свою винтовку и остававшуюся  пушнину он потом завещал передать внуку Владимиру Ниловичу Степанову, что и было сделано. 

Нил Прокопьевич Степанов родился 30 мая 1902 года в многодетной семье Андрея Тюрикова в селе Малое Уро Баргузинского района. Когда он был еще маленьким, его мать умерла. Сельское общество постановило осиротевших детей раздать по дворам. Нила взял на воспитание крестьянин  Прокопий Семенович Степанов. Отсюда и считаем начало нашей фамилии - Степанов. 

В разговорах Нил всегда добрым словом вспоминал своего приемного отца. Они были большими друзьями. Прокопий Семенович окружил Нила вниманием и заботой, а мальчик с первых дней стал называть его «отец Прокопий». А вот жену отца не называл мамой, потому что хорошо помнил, что у него была мама, и она умерла, теперь у него мамы нет, а чужую тетю он не мог называть матерью. Однажды она дала ему чистить подсвечники и сказала: как закончишь их чистить - позови меня. Нил, закончив работу, несколько раз громко сказал, что закончил чис- 

тить подсвечники, и она наказала его за то, что он при этом не назвал ее мамой. Об этом узнал Прокопий Семенович, он принес веревку и сказал жене: «Если ты хоть пальцем еще тронешь Нила, я этой веревкой тебя долго буду стегать». И больше на эту тему в семье разговора не было. 

После армии Нил не стал возвращаться домой, отец Прокопий Семенович помог ему устроиться в г. Верхнеудинск и определиться на учебу к мастеру-столяру Фогеля (немцу по национальности). Проучившись у него несколько лет, Нил Прокопьевич впоследствии стал хорошим столяром-краснодеревщиком и в годы строительства в г. Улан-Удэ оперного театра принимал участие в отделке внутреннего интерьера его зрительного зала. Нил Прокопьевич Степанов был  участником Гражданской войны и Великой Отечественной войны. 

Прокопий Семенович Степанов умер 15 марта 1957 года и похоронен на кладбище с. Усть-Баргузин Баргузинского района. 

Его могилу сын, внук, правнук посещали несколько раз, но, к большому сожалению, в октябре 2015 года, посетив кладбище в с. Усть-Баргузин в очередной раз, увидели, что все старые деревянные кресты с могил убраны и свалены в кучу около кладбища. На семейном совете приняли решение деревянный крест заменить новым металлическим. Добротный металлический крест передал семье Степановых летом 2017 года секретарь районного комитета КПРФ Хоринского района Геннадий Андреевич Машанов. Этот крест с надписью «Степанов Прокопий Семенович, полный Георгиевский кавалер, участник Русско-японской войны» 12 октября 2017 года  был установлен на могиле Героя. 

Семья Степановых выражает глубокую благодарность коллективам Хоринского ЗАГСа, Военного комиссариата Республики Бурятия по Хоринскому району, Хоринского районного историко-краеведческого музея, Г.А.Машанову, родственникам, живущим в с. Усть-Баргузин, за помощь, оказанную в восстановлении памяти защитника Родины Прокопия Семеновича Степанова. 

В данное время в с. Хоринск из рода Степановых проживают Нина Иннокентьевна Степанова, правнук Героя Александр Владимирович, пра-правнук Денис Александрович, пра-пра-правнуки Валерия Денисовна и Дмитрий Денисович Степановы. 

Семья Степановых 

Без Февральской революции не было бы нас как общества в том виде, в каком мы есть сейчас. 

Великий историк Василий Осипович Ключевский, предупреждая и современников, и потомков, говорил: «История — это не учительница, а строгая надзирательница: она ничему не учит, но сурово наказывает за незнание уроков». Можно было бы добавить: наказывает поколения. Эта строгая надзирательница не задает уроков, но жестко спрашивает за их незнание.

С этим столкнулись практически все народы мира, но для нас сегодня важно, как с этим незнанием уроков истории сталкивались наши соотечественники и как больно становилось целым чередам поколений, когда их предки не могли разобраться в правде истории и понять, какие их действия будут губительны для них самих и для их детей, и внуков, и правнуков.

Тема, которая по времени сегодня особенно важна для нас,— это события семнадцатого года — и в частности, Февральская революция. Октябрьская революция — это лишь жесточайшее последствие того, что произошло в феврале, а в широком смысле слова задолго до февраля, потому что подготовка и вызревание этих событий продолжались много лет.

Без Февральской революции, без того вынужденного и беспрецедентного людского движения, вызванного ее последствиями, по большому счету, не было бы нас как общества в том виде, в каком мы есть сейчас. Кто-то из наших дедов и прадедов уезжал с насиженных мест, находил пристанище на другом конце страны или бежал в эмиграцию, кого-то репрессировали, кто-то участвовал в репрессиях. Кто-то делал карьеру, у кого-то эта карьера рушилась в ГУЛАГе. Кто-то отсиживался, понимая, что ужас пришел на нашу землю, а кто-то, несмотря ни на что, созидательно жил и действовал.

Мы не собираемся «шельмовать историю» — всё, что происходило — это наша история. И чем глубже и честнее, не обманываясь, мы будем знать ее, тем больше мы узнаем самих себя. В медицине сейчас есть особая диагностика – генетическая. Изучают генетические параметры родителей, дедов и определяют, чем вероятнее всего будет болеть их потомок. Когда возникнет болезнь. И что надо сделать, чтобы этот недуг предотвратить.

По аналогии с этим, знание наших социальных и национальных, условно скажем, родовых, «генетических болезней» необычайно важно для всякого думающего человека. И на примере февральских событий и предшествующего периода мы попытаемся разобраться в том, о чем же рассказывает и чему нас учит наша сравнительно недавняя история.

Хочу сразу особо подчеркнуть: есть главная причина всех наших невзгод, есть их главный виновник — мы сами. Это нужно понять в первую очередь, чтобы не строить никаких иллюзий. Для примера: если человек физически здоров, его иммунитет силен, он может сопротивляться внешнему воздействию вирусов и бактерий. Мы знаем это по своему личному опыту. Если же наш организм ослаблен, если мы живем нездорово, то защитные силы организма слабеют и любые неблагоприятные внешние факторы — бактерии, вирусы, становятся причиной заболеваний, а иногда и смерти.

Говоря о множестве причин, связанных с кризисом 1917 года, мы никогда не должны забывать, что чисто внешние причины — это всего лишь те, условно говоря, вирусы и бактерии, которые размножились в благоприятных условиях сниженного общественного, политического, социального, духовного иммунитета,— а это снижение иммунитета, в свою очередь, попустили мы сами.

Так что мы не будем искать виновных и тем более не будем их назначать. Мы будем определять ключевые моменты, основываясь не на наших оценочных суждениях, а на источниках — исторических документах, надежных свидетельствах. Все цитаты, которые будут приведены здесь, можно найти в исторических исследованиях, доступных сегодня всем.

Где же здесь Россия с сохой?

Итак, что происходило в 1917 году? Существует распространенное мнение, что царская Россия была в то время безнадежно отсталой, темной, нищей страной, народы которой угнетал бездарный и кровавый монархический режим. К примеру, в одном из наших современных вузовских учебников по истории России XX века говорится: «Жизнь царской России характеризовалась нищетой, отсталостью, тяжелым гнетом самодержавия, военной разрухой». Насколько это действительно было так?

Вспомним знаменитые слова, которые очень часто приводят апологеты Иосифа Виссарионовича Сталина: «Сталин принял Россию с сохой и оставил ее с ядерной бомбой». Заявляется, что автор этого высказывания — Уинстон Черчилль. Но если мы обратимся к надежным источникам, то увидим, что Черчилль в 1917 году весьма сочувственно относился к России и Николаю II.

В одном из источников того времени, который мы можем документально подтвердить, он охарактеризовал Россию как бурно развивающуюся страну, которая противостояла трем империям — Германской, Австро-Венгерской, Турецкой — и выдержала необычайно сильные удары Первой мировой войны.

«…В марте Царь был на престоле; Российская империя и русская армия держались, фронт был обеспечен и победа бесспорна.

Согласно поверхностной моде нашего времени, царский строй принято трактовать как слепую, прогнившую, ни на что не способную тиранию. Но разбор тридцати месяцев войны с Германией и Австрией должен бы исправить эти легковесные представления. Силу Российской империи мы можем измерить по ударам, которые она вытерпела, по бедствиям, которые она пережила, по неисчерпаемым силам, которые она развила, и по восстановлению сил, на которое она оказалась способна».

Так где же здесь Россия с сохой? Если мы покопаемся в источниках, то увидим, что упомянутая фраза о сохе и бомбе действительно была произнесена, только произнес ее не Уинстон Черчилль, а английский марксист Исаак Дойчер. Мы о нем ничего особенного не знаем, но понятно, что именно апологет марксизма после смерти Сталина, желая возвысить своего героя, произнес такие слова.

В 1912 году в Россию прибыл известный французский экономист и журналист Эдмон Тери. Тогда русское правительство периодически брало у Франции крупные кредиты для нашей промышленности, для военного дела. Все понимали, что война, скорее всего, не за горами. Так вот, Тери прибыл по поручению французских банков, чтобы понять, можно ли России давать новые кредиты, платежеспособна ли она.

Исследовав промышленность нашей страны и общую ситуацию в ней, он написал в своем отчете, что если дела европейских стран будут идти так же, как они шли с 1900 до 1912 годы, то к 1950 году Россия будет главенствовать в Европе. Для нас, воспитывавшихся в Советском Союзе, это полная неожиданность! Ведь всех учили, что у нас беспросветное прошлое и, кроме ужаса, отсталости и безграмотности, об экономике и общественной жизни царской России и вспомнить-то нечего. И вдруг оказывается, что серьезный и ответственный французский экономист выводит вот такое резюме.

Еще один интересный пример. В 1920 году новоявленное Министерство просвещения, которое в те времена называлось Наркомпрос, решило изучить, какова же степень грамотности в новой тогда Советской России. Была проведена перепись грамотного населения. Напомню, что это был 1920 год — третий год гражданской войны, когда очень многие школы не работали, учителям нечем было платить. Так вот, выяснилось, что среди подростков в возрасте 12–16 лет — в некоторых губерниях до 86% грамотны. Как это могло произойти?

Оказывается, в 1908 году в Думу поступил — не был еще принят, но поступил — закон о всеобщем начальном образовании, и этот проект всеобщего начального образования стал активно воплощаться в жизнь. Так что большинство тогдашних подростков были грамотны, потому что окончили начальную школу или, во всяком случае, в ней какое-то время обучались.

А что за жизнь была в царской России? Тоже «беспросветная, нищая, ужасная»? Конечно, было всякое. Но к 1913 году динамика развития страны, да и сама ситуация в России совсем не казались катастрофическими. Опять же вспоминается пример. Была у нас великая актриса — Александра Александровна Яблочкина. Она родилась в 1866 году и прожила 97 лет. Так вот, в хрущевские времена, когда много и восторженно говорили о построении коммунизма в ближайшем будущем, она встречалась с молодежью и ей задали вопрос: «Товарищ Яблочкина, вот скоро наступит коммунизм! Какая тогда будет жизнь? Как вы это себе представляете?» Яблочкина была уже женщина престарелая, может быть ей терять было нечего, может быть от искренней простоты, но она проникновенно ответила: «Детки, как же вам сказать, что будет при коммунизме? Наверное, это будет почти так же хорошо, как при царе».

Понятно, что не все было гладко в царской России. Понятно, что она отнюдь не была страной с молочными реками и кисельными берегами. Но такие свидетельства тоже важны. И с этим надо бы разобраться.

Еще пример. Никита Сергеевич Хрущев, убежденный коммунист, сокрушавший устои старого мира. Будучи уже первым секретарем, однажды не выдержал и сказал: «Когда я до революции был слесарем на шахте, я жил лучше, чем когда я был вторым секретарем украинского обкома партии». Ничего себе! И это — Хрущев. Не шутки.

А вот другой действительно выдающийся советский руководитель — Алексей Николаевич Косыгин. Он являлся нашим, так скажем, премьер-министром в брежневские времена. Этот человек рассказывал о своей семье: его отец был рабочим на питерском заводе, вдовец, растил троих, кажется, детей. Косыгин рассказывает о своем детстве просто, ни на что не намекая: жили в собственной трехкомнатной квартире в Петербурге, мама его, болея, не работала, у них была прислуга, не редко по воскресениям всей семьей ходили в театр.

Этих свидетельств, на мой взгляд, достаточно, чтобы подвигнуть себя к каким-то исследованиям и попытаться понять, что же представляла собой Россия времен того самого «слабого», «бесхарактерного», «ничтожного» императора Николая II. Давайте обратимся к статистике, цифрам. Вначале поговорим о хорошем, потом поговорим о плохом, поскольку, естественно, в избытке было и то, и другое.

За всю историю нашей страны таких темпов роста не было

Российская империя к 1913 году была либо четвертой, либо — по каким-то показателям — пятой экономикой в мире. Нас опережали, и серьезно опережали Соединенные Штаты, Великобритания, Германия. Четвертое-пятое место мы делили с Французской республикой. Британская империя — Индия, Пакистан, Африка, Австралия и так далее — была в то время самой большой в мире по размеру державой. Но, что очень важно, Россия, опережая даже Америку, была первой страной в мире по темпам роста промышленного производства — как сейчас Китай.

За время правления Николая II с 1894 по 1917 годы население России выросло на 50 миллионов человек. Никогда за всю нашу историю таких темпов роста не было. О чем говорит подобный феномен? О том, что были созданы особо благоприятные условия для жизни народа. Соответственно должны быть на определенном уровне медицина, социальная защита. Но к этому мы вернемся. В 1906 году Дмитрий Иванович Менделеев рассчитал, что при таких темпах роста населения в России к концу века, то есть к 2000 году, должно проживать 600 миллионов человек.

Я не буду перечислять все заводы, которые были тогда созданы,— скажу лишь, что основной капитал высокотехнологичных машиностроительных предприятий только за три предвоенных года удвоился. Добыча каменного угля в Российской империи за период правления Николая II увеличилась в пять раз. Выплавка чугуна — вчетверо. Меди — в пять раз. В России добывалось 12 миллионов тонн нефти; для сравнения: в США — 10 миллионов тонн. Производство хлопчатобумажных тканей выросло более чем вдвое, и Россия стала крупнейшим в мире экспортером текстильной продукции. Число рабочих мест за время правления Николая II увеличилось с двух до пяти миллионов.

Перечень открытий русской науки также впечатляет: периодическая таблица Менделеева, лампа накаливания, электросварка, самолет — параллельно с братьями Райт, радио, скафандр, противогаз, автомат, парашют, сейсмограф, телевизор. Русские инженеры создавали корабли, автомобили, танки. Когда в разгар Первой мировой войны России пришлось разместить военные заказы в Америке, туда были командированы тысячи русских инженеров и в течение двух лет они создали военную промышленность Соединенных Штатов. Вот цитата из исследования наших военных историков Барсукова и Яковлева:

«Россия выдала заказов США на 1,23 млрд долларов.

До 70% составляли артиллерийские заказы, по которым Россия заплатила 1,8 млрд золотых рублей.

Главным образом за счет русского золота выросла в Америке военная промышленность громадного масштаба, тогда как до мировой войны американская военная индустрия была лишь в зачаточном состоянии.

Тысячи русских инженеров и техников отправились ставить военное производство. Только в американском штате Коннектикут их работало около двух тысяч человек».

Теперь к вопросу о пресловутой сохе — сельское хозяйство. Россия была на первом месте в мире по производству зерновых. Валовой сбор зерновых в Российской империи к 1913 году в полтора раза превышал урожаи Аргентины, США и Канады вместе взятых. Средняя урожайность у нас была поменьше, чем, скажем, в США — в среднем восемь центнеров с гектара, а у них десять. Но у нас другая климатическая зона, и если на юге урожаи были высокие, то на севере они были порой ничтожны, а общие показатели складывались вместе.

Страна при Николае II покрылась сетью железных дорог. За его царствование удвоилась их протяженность, при этом темпы железнодорожного строительства были поистине беспрецедентными. Самая большая в мире Транссибирская магистраль строилась со скоростью 500 километров в год — это в наших болотах и тайге.

Для сравнения: немцы строили по заказу турок железную дорогу Стамбул – Багдад со скоростью 120 километров в год; англичане — трансафриканскую дорогу Каир – Кейптаун со скоростью 300 километров в год. В СССР всем известную Байкало-Амурскую магистраль прокладывали со скоростью 200 километров в год, притом что это было строительство уже с совершенно другими технологиями и с совершенно иными возможностями. В 1917 году был пущен в жизнь незамерзающий порт Романов-на-Мурмане — нынешний Мурманск.

В целом русские рабочие получали меньше, а порой и существенно меньше, чем рабочие в Германии, в Соединенных Штатах Америки, в Англии и Франции. Но зарплата рабочих Петербурга была сравнима, а, скажем, на Путиловском заводе и превышала порой зарплату французских рабочих. Около половины рабочих проживало в собственном жилье — и это притом, что еще полтора десятилетия назад основным местом их обитания были бараки.

После революционных потрясений 1905 года социальная активность государства и капитала стремилась обеспечить в общем нормальную, достойную жизнь рабочим. Ситуация, что называется, на глазах менялась, и это не преувеличение. Это было и в Москве, и в Наро-Фоминске, и в Туле, это было в наших текстильных регионах. Кроме того, и детские сады, и ясли, и больничные листы — все это возникло именно в «проклятое николаевское время».

Национальный вопрос… Есть расхожая фраза о том, что царская Россия была тюрьмой народов. Конечно, были эксцессы, были сложные моменты на Кавказе, были осложнения в Польше, которая тогда находилась в составе Российской империи, были еврейские погромы. Но надо понимать, что и все это постепенно преодолевалось. И, например, западные территории — Польша, Финляндия, Прибалтика — жили совсем уж не как в тюрьме, они бурно развивались и были намного богаче коренной России.

Там были группировки, стремившиеся освободиться от царского управления. Но были и совершенно другие группы, которых вполне удовлетворяло пребывание в Империи. В Финляндии, например, действовал собственный парламент, там существовало избирательное право для женщин, которого нигде в мире больше не было, кроме Новой Зеландии и Австралии. Польша тоже являлась во многом самоуправляемой территорией.

Преступность в Российской империи была не высокой — особенно по сравнению с тем, что мы увидели потом. За двадцать два года правления «Николая Кровавого», как называют государя Николая Александровича, было вынесено 4500 смертных приговоров. Это столько, сколько в среднем за полгода выносилось во времена Советского Союза. Причем в царской России, где политический террор был повседневностью, в это число входили и государственные преступники-террористы.

Царскую Россию называют деспотичным, авторитарным государством, но намеренно забывают, что цензура была отменена в Российской империи полностью в 1906 году. Не было цензуры: пишите что хотите, говорите что хотите, в том числе и в парламенте. В Думе заседали большевики, которые с трибуны вещали: «Наша цель — разрушение существующего государственного строя». Выходило огромное количество газет самого разного толка.

С 1897 года в России, которая в то время была крайне отсталой относительно развитых стран Европы в области здравоохранения, была введена бесплатная медицинская помощь. А к 1917 году земские больницы и земское движение лекарей пережили такой бурный рост, что две трети населения были этой бесплатной медицинской помощью обеспечены. Только 7 процентов населения России лечилось в платных медицинских учреждениях, все остальные — в бесплатных, причем лекарства в Российской империи для всех земских пациентов были бесплатными. Среди земских врачей было много профессиональных, образованных и самоотверженных людей.

Уровень медицинских услуг в таких городах, как Санкт-Петербург, Москва, Киев, Харьков, ничем не отличался, по свидетельствам западных медиков, от уровня Парижа, Лондона и Нью-Йорка. Вот что пишет швейцарский врач и исследователь медицины Фридрих Эрисман: «Медицинская организация, созданная российским земством, была наибольшим достижением нашей эпохи в области социальной медицины». Именно в царской России появились всем нам знакомые станции скорой помощи, участковые врачи, больничные листы, родильные дома, женские консультации, молочные кухни.

За время правления Николая II, даже не за полное правление, а с 1896 по 1910 годы, им было открыто школ, училищ, институтов больше, чем за весь предшествующий период российской истории. К 1913 году в России было 130 тысяч школ.

Мегапроекты Российской империи были во многом осуществлены большевиками уже в советский период. В частности, план ГОЭЛРО — электрификации всей страны — был задуман и разработан еще в царской России. На столе у императора лежало пять проектов метрополитена. Существовали замыслы строительства Туркестано-Сибирской магистрали, оросительных каналов в Средней Азии, проекты в таких областях, как авиация и подводный флот.

Стоит особо обратить внимание на финансы империи. За время правления Николая II государственный бюджет вырос в 5,5 раз, золотой запас — в 4 раза. Рубль был надежной мировой валютой. К тому же он был золотым, то есть можно было прийти, отдать бумажку и получить золотую монету. Процентная ставка Госбанка не превышала 5%. Это давало возможность развития промышленности и кредитования. При этом доходы казны Российской империи росли без всякого увеличения налогов, то есть за счет тех сборов, которые прежде существовали. Наши налоги были в четыре раза меньше, чем, например, налоги в Англии. Представляете, каким все это было стимулом, как сейчас говорят, для среднего, мелкого, да и крупного бизнеса.

Историки утверждают, что проблемой России была не отсталость, а напротив, слишком бурный экономический рост.

Важнейшим вопросом в России всегда был вопрос о земле. Мы знаем, что в 1861 году крестьяне были отпущены императором Александром II на свободу. Конечно, проблема помещичьего и крестьянского землевладения после этого долго еще существовала и продолжала оставаться актуальной и по 17-й год. «Земля — крестьянам!» — все мы знаем этот магически действовавший на народ лозунг тех, кто в скором времени ничтоже сумняшеся отобрал всю земельную собственность у наших крестьян. Так вот, если мы посмотрим предреволюционную статистику и сравним с тем, что было в других странах, то увидим без преувеличения поразительные факты.

Сколько земли к 1917 году принадлежало крестьянам? Есть точные цифры. В европейской части России крестьянам или их общинам принадлежало 68% земель. А от Урала до Сибири крестьянам принадлежали 100% земель. А сравнить с другими странами? И эти цифры тоже имеются. Как вы думаете, сколько земли принадлежало крестьянам, то есть тем, кто эту землю обрабатывал, в такой демократической стране, как Великобритания? Ноль. Вся земля принадлежала ленд-лордам, а крестьяне брали эту землю в аренду.

Но, конечно, все было не так просто. Количество крестьянских семей росло, земли все равно не хватало, механизация была невысокой в сравнении с мировым уровнем. Но опять же — динамика! Она была самой обнадеживающей и позитивной. Сравните ситуацию 1861 года и семнадцатого. Но пошли по известному кондовому пути: все отобрать и поделить. В результате, по подсчетам специалистов, когда большевики конфисковали у помещиков землю и раздали крестьянским хозяйствам, в среднем размер наделов вырос… на полтора процента.

Еще одно известное требование того времени — восьмичасовой рабочий день. В семнадцатом году он действительно составлял одиннадцать с половиной часов, где-то меньше. Но шла война, и сократить рабочий день, в первую очередь на военных заводах, было как минимум очень странным требованием. В Англии и Франции, например, такие лозунги сразу вызывали жестокий ответ государства, да еще и все рабочие военных заводов были попросту мобилизованы. Вот что пишет современник тех событий замечательный военный историк Антон Керсновский:

«18 февраля (1917 года) вспыхнула забастовка на Путиловском заводе. В демократической Франции завод, работающий на оборону и забастовавший в военное время, был бы оцеплен сенегальцами, и все зачинщики поставлены к первой попавшейся стенке. В «стране произвола и кнута» не сдвинулся с места ни один городовой…»

В 1916 году в Дублине артиллерией разбомбили весь город без всяких проблем, тысячи людей были убиты — законы военного времени. У нас же бесконечно шли диалоги на Путиловском и других военных предприятиях Петербурга, с профсоюзами и провокаторами, требовавшими повышения зарплаты, сокращения рабочего дня (в военное, еще раз подчеркну, время, то есть вопрос здесь о количестве вооружений для фронта и боеспособности страны).

Да порулить они все хотели

Если все было так хорошо, то почему же произошел февральский переворот? И кто были его творцы? Чего они хотели, те, кто так сильно постарался, что устроил-таки проблемы и для себя со своими близкими, и для последующих поколений, и для всей нашей страны?

Кто был во главе Февральской революции? Первое, что приходит в голову: революционеры. А кто у нас главный революционер в XX веке? «Дедушка Ленин», это мы все хорошо помним. «Дедушка Ленин» в 1917 году находился в замечательной и тихой стране, которая называется Швейцария. Жил он там уже давно, в эмиграции в славном городе Цюрихе.

За два месяца до революционных событий, перевернувших весь мир, Владимир Ильич Ленин выступал перед швейцарской социалистической молодежью. Это было 9 января 1917 года. Ильичу задали вопрос: «Дорогой Владимир Ильич, а когда же наконец совершится всемирная революция, в том числе революция в России?» На это он ответил по-ленински прямо — цитирую по собранию сочинений В.И. Ленина:

«Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции. Но…, думается мне, что молодежь… будет иметь счастье не только бороться, но и победить в грядущей пролетарской революции».

О революции в России будущий вождь революции узнал из швейцарских газет через полтора месяца.

Надежда Константиновна Крупская вспоминала: «Как только мы узнали о событиях в Петрограде, Володя не находил себе места, бегал, разговаривал сам с собой, строил огромные планы». Но справедливости ради надо сказать, что Владимир Ильич прилагал «бешеные», как сам любил говорить, усилия для того, чтобы ситуация в России была дестабилизирована. Но не он стал вершителем судеб нашей страны в том феврале.

Другой известный революционер — Виктор Чернов — руководил тогда самой крупной революционной партией — движением эсеров. Там были и террористы, и легальные эсеры. Но и он пишет, что в то время, перед Февралем, никаких предпосылок для революции не было, все деятели революционного движения из числа эсеров находились либо в тюрьме, либо в ссылке, либо в далекой эмиграции.

Что же это за революция без революционеров? Разве бывает такое?

Был такой замечательный умный человек — американский президент Рузвельт, который поделился однажды неким важным выводом, к которому он пришел за долгие годы своей политической жизни. Он сказал: «В политике ничего не происходит случайно. Если что-то случилось, то так было задумано».

Несомненно, революционеры были. Впоследствии часть из них всеми силами старались отгородиться от титула «творец Февраля». Другие истинные творцы прилагали еще больше сил, чтобы остаться в тени. Третьи — горько каялись. Их имена ни для кого не секрет, тем более для историков. Это руководитель Государственной думы Родзянко, а с ним и большинство депутатов Государственной думы. Это русские промышленники: князь Львов, Александр Гучков — богатейшие люди России. Это Великие князья — ближайшие родственники государя. Это наша отечественная, русская и российская интеллигенция. Это высшие военные чины. Это пресса. Это, несомненно, и люди, не принадлежащие к подданству Российской империи, о которых мы тоже скажем.

Вина за допущение предпосылок и развитие революции безусловно лежит и на правительстве государя Николая II. Разговор об этом тяжелый и особый, но глубоко убежден, что он необходим. К анализу действий Государя и правительства мы обязательно вернемся. Конечно, не для того, чтобы обвинять и судить. Это относится ко всем участникам тех событий. Но работу над ошибками и «разбор полетов» никто не отменял. Вспомните Ключевского: «История — это не учительница, а строгая надзирательница: она ничему не учит, но сурово наказывает за незнание уроков».

Но все же о конкретных творцах переворота. Это — наши соотечественники, тогдашняя безусловная элита страны. В нашей непростой, но преуспевающей стране они были людьми, которые стояли у многих важных штурвалов. И вот что удивительно: можно с уверенностью сказать: все они хотели только и единственно блага для России, все они бесконечно, как они искренне верили и убеждали других, любили свою страну.

И вот, от всего своего большого сердца, желая одного блага Отечеству, эти люди в конце концов в октябре передали страну человеку, который четко определил свое к ней отношение: «А на Россию, господа хорошие, мне наплевать».

Это ленинская цитата, записанная старым большевиком Георгием Соломоном. «Благими намерениями выстлана дорога в ад». Поговорка русского народа как никогда стала актуальной именно в этот период — сто лет назад.

Да, они любили Россию. Но, правда, любили они и самих себя. У нас в Сретенском монастыре недавно прошла конференция, в которой приняли участие известные историки, руководители крупнейших российских архивов. После долгих и острых дискуссий мы спросили: «А чего же в конце концов хотели Гучков, Родзянко, Львов, когда заваривали всю эту интригу? Чего хотел генерал Алексеев — человек, облеченный бесконечным доверием императора, другие генералы, тоже очень любившие Россию, но по их собственным словам позднего раскаяния, предавшие Николая II и ставшие на путь заговора?» И один из наших старейших историков вздохнул и сказал: «Да порулить они все хотели. Порулить». И это было для меня очень важно: здесь мы полностью сошлись во мнении.

Зачем Николай II вступил в войну

Говоря о причинах Февральского переворота, о его «приводных ремнях» и его уроках, мы, естественно, не можем не остановиться на Первой мировой войне.

Это была первая гигантская бойня в истории человечества. Миллионы погибших… Шок для всего мира — ведь думали: повоюем, как всегда, месяц или два, а потом разберемся, кто победил — Германия, англичане с французами… Но на самом деле небывалый ужас продолжался и нарастал год за годом, впервые было такое количество смертей. Мы даже не можем себе представить, какое психологическое значение имела Первая мировая война, как она перевернула все прежние представления.

Не будем говорить о причинах войны: ясно: каждый хотел своего. Но притом, что и Россия хотела своего, государь император Николай II единственный, кто действительно сделал все, чтобы не допустить войны.

Порой говорят: «Зачем Николай II вступил в войну? Не надо было вступать». Подождите, но ведь Германия объявила войну России, несмотря на все письма Николая к Вильгельму и даже его мольбы. Тогда германская армия была самая мощная, без преувеличения, военная машина в мире. Вместе с Австро-Венгрией она воевала против всего мира несколько лет — так же, как фашистская Германия воевала против всего мира, включая Советский Союз, Америку, Англию, Францию. Теперь представим, что такая страна объявляет нам войну и вторгается в пределы Российской империи. Вопрос к тем умникам, которые говорят о том, что не надо было воевать: а что в этом случае надо было делать? Все, что можно было предпринять, чтобы не было войны, государь сделал. А дальше надо было защищаться.

В 1914–1915 годах Россия претерпела тяжелейшие удары от Германии. Мы отступили на нашем западе — и в Царстве Польском и в Прибалтике. Великий князь Николай Николаевич был главнокомандующим. Но когда война приблизилась к исконно русским западным границам и встал вопрос о сдаче Киева, Николай II приял на себя командование армией.

Я много слышал, в том числе от историков: «Вот это и была ошибка! Не надо было ему этого делать. Какой он главнокомандующий…» А давайте посмотрим на факты. 1914–1915 годы — почти сплошные поражения, отступления. Через месяц после того, как государь Николай Александрович становится главнокомандующим, отступление прекратилось. Он не отдал ни пяди Русской земли. «Бездарный главнокомандующий…» А давайте сравним то, что сравнивать можно, корректно: Первую и Вторую, мировые отечественные войны. Разве была героическая оборона Москвы? Блокада Петрограда? Сдача Смоленска, Киева, Кавказ, Крым?..

Россия так же, как и все остальные страны, кроме Германии, вступила в войну в общем-то неподготовленной. У нас свирепствовал снарядный и оружейный голод. Хотя — и это опять возвращение к тому, что представляла собой Российская империя,— к началу войны у России насчитывалось 263 самолета, у Германии было меньше — 232, в Англии еще меньше — 258, во Франции — 156. А к концу войны Николай Александрович организовал такую военную промышленность, которая и не снилась и нашим западным союзникам. В 1917 году у нас уже было 1500 аэропланов. Представляете, что это такое: во время войны перестроить промышленность? Был построен Ковровский военный завод, был заложен будущий ЗИЛ.

Россия потерпела много поражений, понесла много жертв. Но этих жертв было меньше, чем в других воюющих странах: в нашей стране было 11 погибших на 100 мобилизованных, в Англии — 13, в Германии — 15, во Франции — 17. Убитых и раненых в Первую мировую в России было в 60 раз меньше, чем во время Великой Отечественной войны.

Николай Александрович, как говорят, был бездарным полководцем. А что, была героическая защита Москвы? А может быть, была блокада Петрограда? Немцы взяли Киев, Харьков? Это, впрочем, произошло, но только через несколько месяцев после свержения царя и Главнокомандующего. Этот бездарный, как кто-то выражается, полководец ничего этого не допустил, хотя воевал с тремя империями и рядом их сателлитов. Как сказал один из историков нашей армии, Петр I за двадцать лет перевооружил русскую армию, а императору Николаю для этого потребовалось всего два года. Перевооружение России было настолько сокрушительным для наших врагов, что даже руководители немецкой армии признавали: при том потенциале, который наработан в России, шансов выиграть войну у Германии не остается.

Император сам планировал многие наступления. Это, в частности, и знаменитый Луцкий прорыв, который иногда называют Брусиловским, который практически уничтожил австро-венгерскую армию. Кроме военных побед была одержана поразительная дипломатическая победа: заключен договор, который вошел в историю под названием договора Сайкса – Пико. По этому договору по результатам Первой мировой войны Россия после победы получала Босфор, Дарданеллы и всю северную Турцию, а также коллективный, общий с англичанами, контроль над Палестиной и громадные репарации от агрессора — Германии. Кстати сказать, державы-победительницы в Первой мировой войне, в число которых Россия не вошла, прекратили получать выплаты от Германии за Первую мировую войну в 2010 году.

Победа была не за горами. Вот вам, к примеру, свидетельство Деникина: «Я не склонен идеализировать нашу армию, но когда фарисеи, вожди российской революционной демократии, пытаясь оправдать учиненный главным образом их руками развал армии, уверяют, что она и без того была близка к разложению, они лгут. <…> Старая русская армия заключала в себе достаточно сил, чтобы продолжать войну и одержать победу».

Да, были сложности с транспортом, особенно зимой семнадцатого года: небывало снежная зима, заносы,— но это были решаемые проблемы, отнюдь не катастрофические. Кстати сказать, оружия Николай Александрович подготовил столько, что его хватило потом на всю Гражданскую войну. Или чем, как вы думали, воевали красные и белые, ведь промышленность рухнула уже к концу семнадцатого года. Воевали тем, что было заготовлено царским правительством. Пулеметный завод в Коврове был самый большой среди аналогичных в мире.

Все было подготовлено для победы. Была сшита даже специальная форма для парадов победы в Берлине, Вене и Константинополе, в том числе похожие на древние шлемы русских витязей головные уборы, которые в дальнейшем стали называться «буденовками». После революции их достали со складов, срезали двуглавых орлов и навесили красные звезды. Тогда же были сшиты и кожанки для авиаторов, в которых потом ходили комиссары.

Никакой православной страной Россия тогда не была

ы все знаем прискорбный факт, что человек может сойти с ума. Но точно так же может обезуметь и все общество. Федор Михайлович Достоевский в своем гениальном романе «Преступление и наказание» пророчески писал, как Раскольников в горячечном бреду видел сон, что на людей напали, захватили их сознание какие-то странные трихины, и люди стали как безумные: они кидались друг на друга, мучили, убивали, сами не понимая зачем. Организовывались какие-то сообщества, потом эти сообщества начинали враждовать друг с другом до полного уничтожения. Победившие снова кидались на других. Подобные пророческие описания событий семнадцатого и последующих годов присутствуют и в наследии наших великих святых, которые предупреждали соотечественников об этих страшных грядущих годах.

Вот что говорил преподобный Серафим Саровский, скончавшийся в 1833 году: «Через сто лет после моей смерти земля Русская обагрится реками кровей, но не до конца прогневается Господь и не попустит разрушиться, сохранит еще православие и остатки благочестия христианского». «Мы на пути к революции»,— писал святитель Феофан Затворник, скончавшийся в 1894 году. «Русское царство колеблется, шатается и близко к падению,— говорил в начале XX века святой праведный Иоанн Кронштадтский. — Государство, отступившее от Церкви, погибнет, как погибла Византия. Народ, отошедший от высоты православия, будет отдан в рабство нечестивым, как это случилось с тем же Византийским царством. До неба вознесенная за свое православие Русь до ада низринется».

Часто можно услышать вопрос: «Как оказалась возможной революция и последующие гонения на Церковь в православной стране?» На самом деле никакой православной страной Россия тогда не была.

Когда говорят о верности православию, нужно обязательно понимать: речь идет не о верности обрядам или религии как таковой. Речь идет об истинном понимании сути вещей, которые дает, с нашей православной точки зрения, только глубокая личная связь с Господом Богом. Когда народ утрачивает эту личную связь, он оставляется и Богом.

В Российской империи были многие атрибуты религиозности, но большая часть людей свою духовную связь с Богом и Церковью попросту растеряла: что семинаристы, что архиереи, которые с восторгом восприняли Февральскую революцию вместе со всей интеллигенцией, совершенно не понимая, что произойдет дальше. Но это тема особой беседы.

И армия провернула интригу

События развивались стремительно. Считается, что в начале семнадцатого года в стране начались проблемы с продовольствием. Действительно, были введены продовольственные карточки, но только на один продукт — на сахар. Почему именно на сахар? А попросту потому, что гнали самогон.

Притом к этому времени во Франции, Англии были введены продовольственные карточки. Даже в США, даже в Дании. Почитайте Ремарка, Хемингуэя — там есть про то, как молодежь искала те или иные продукты. В Австро-Венгрии и Германии взрослый немец в тылу получал 220 граммов хлеба в день — это меньше, чем в блокадном Ленинграде. В Германии и Австро-Венгрии более миллиона человек погибли от голода.

По сравнению с этим Россия была страной по настоящему сытой. (Кстати, историки иногда так и называют Февральскую революцию — «революция сытых».) Газета «Коммерсантъ» от 7 февраля 1917 года описывает продовольственные проблемы в Петрограде:

«Лимонов на рынке совсем нет. В крайне ограниченном количестве имеется на рынке мороженый лимон, причем цены за 330 штук — 65 рублей. Отсутствуют ананасы».

Тем, кто уже через год будет жить по карточкам, а чуть больше чем через двадцать лет окажется в блокадном Ленинграде, капризы зимы семнадцатого года с отсутствием лимонов покажутся просто смехотворными.

Но была проблема и посерьезнее. На короткое время правительство не смогло обеспечить полномасштабный подвоз хлеба. До следующего урожая оставалось 197 миллионов пудов тонн, этого хватило бы с избытком и для России, и для экспорта союзникам. Хлеба и в Петрограде было полно, но поскольку возникли снежные заторы на железной дороге, пошли слухи о том, что скоро настанет голод.

Вообще, слухи сыграли особую роль во всех этих страшных событиях. Наш замечательный мыслитель и публицист Иван Лукьянович Солоневич писал: «Слухи сгубили Россию». Слухам верили на сто процентов: «Говорят, что хлеба больше не будет — значит, умирать всем с голода! Довели Россию!»

Хозяйки выстраивались в длинные «хвосты», как их тогда называли, и закупали как можно больше хлеба. А хлеб в это время не подвозили, какие-то булочные уже опустели. Тогда генерал Хабалов, начальник Петроградского гарнизона, выбросил на прилавки хлеб из городских запасов. Но паника уже была посеяна. И 8 марта, в Международный женский день — 23 февраля по старому стилю, женщины с детьми вышли на улицы. Вернее, их вывели: мы помним слова Рузвельта: «В политике ничего не происходит случайно. Если что-то случилось, то так было задумано». Эти женщины начали громить полные хлеба магазины с воплями: «Хлеба! Хлеба!» Это было настоящее безумие несчастных женщин, которых довели до такого состояния, что они боялись голодной смерти для своих детей.

Одновременно стали происходить не менее странные вещи. На Путиловском заводе — самом обеспеченном военными заказами, с самой высокой заработной платой — произошел небольшой конфликт рабочих с администрацией. Рабочие просят повышения зарплаты, администрация начинает вести с ними переговоры… Тогдашняя российская рутина. И вдруг, как по приказу, руководство завода увольняет всех рабочих. Локаут. 36 тысяч здоровых мужчин оказываются на улице без работы и с автоматически аннулированной бронью, теперь их ждет фронт.

Вслед за путиловцами начинают бастовать один за другим все военные заводы Петрограда. Представляете, что надо сделать, чтобы встали военные заводы в военное время? Какая должна была быть проведена работа? Вскоре уже сотни тысяч рабочих выходят на демонстрации. Кто был в этом заинтересован?

Вот что пишет Лев Троцкий: «23 февраля было Международным женским днем. Его предполагалось в социал-демократических кругах отметить в общем порядке — собраниями, речами, листовками. Накануне никому и в голову не приходило, что женский день может стать первым днем революции. Ни одна из организаций не призывала к стачкам». Ни одна организация не призывала, но число демонстрантов превысило 300 тысяч человек. Разве бывает так? Вскоре на сторону восставших перешел Петроградский гарнизон. Положение становилось очень серьезным. «Если в политике что-то происходит, то это происходит не случайно».

Недавно во Франции были открыты так называемые «архивы Тома», в них, кроме всего прочего, донесения французского разведчика, резидента в Петрограде Малейси. Вот так он описывает ход событий:

«В дни революции русские агенты на английской службе пачками раздавали рубли солдатам, побуждая их нацепить красные кокарды».

И таких свидетельств можно привести немало.

Вот Татьяна Боткина, современница событий, записывает:

«Рабочие бастовали, ходили толпами по улицам, ломали трамваи, фонарные столбы, убивали городовых, причем убивали зверски, и, как ни поразительно, женщины расправлялись с этими служителями порядка. Причины этих беспорядков никому не были ясны. Пойманных забастовщиков усердно расспрашивали, почему они начали всю эту переделку. Был ответ: “А мы сами не знаем. Нам надавали трешниц и говорят: бей трамваи и городовых. Ну, мы и били”».

Петроградский гарнизон, который был расквартирован в городе, состоял по сути не из военных, а из только что призванных новобранцев. В основном, конечно, они совершенно не хотели воевать и уже были разагитированы силами, системно занимавшимися антиправительственной пропагандой. И, наконец, первое убийство офицера — унтер Кирпичников первым застрелил своего командира — начался солдатский бунт.

Николай Александрович, узнав о случившемся в столице, повелел жестко прекратить бунт — это была его обязанность как царя. Генерал Хабалов, командующий Петроградским военным округом, совершенно не справился с исполнением приказа, и тогда государь сам выехал в столицу из ставки в Могилеве. Но в это время заговорщики — а это депутаты Государственной думы, Гучков с заговорщиками и высший армейский генералитет — сделали всё, чтобы принудить императора отречься от престола. Для чего? Какая у них была цель? Заменить Николая II на другого, более сговорчивого и покорного их воле руководителя государства. Скажем, на наследника — царевича Алексия при регентстве брата Николая II — Михаила.

Михаил был лично очень отважным человеком. Он руководил «Дикой дивизией», был мужественным военным, но политиком — никаким, и волевые качества у него были тоже весьма сомнительны, кроме качеств армейских. На это как раз и рассчитывали.

И у них все получилось. Армия в лице своих высших военачальников провернула интригу. Ее заварил генерал Алексеев, начальник Генштаба, с помощью тех людей, которые его направляли — в частности, Александра Гучкова и Михаила Родзянко. Они составили такую телеграмму командующим фронтами, что представили положение абсолютно безысходным, а выход обрисовали только один – отречение императора Николая II.

И вот армия, в верность которой свято верил государь, которую он вел к победе, которую поднял из тяжкого упадка, повел в наступление — вдруг возжелала его отречения. Генералы, которых император сам выпестовал, сделав их военачальниками, все как один прислали ему телеграммы: «Умоляем, Ваше Величество, отречься. Вы — камень преткновения. Если вы остаетесь – рухнет фронт и начнется гражданская война…»

Царь оказался прижат к стене, перед ним были требования отречения, ультимативно представленные всеми командующими фронтов, Государственной думой, своими родственниками — в первую очередь Великим князем Николаем Николаевичем.

Но и это было еще не все. Отречение произошло 2 марта. А накануне, то есть 1 марта, когда император был еще главой государства, все союзники — Англия, Франция и наш будущий союзник по Антанте Соединенные Штаты Америки — признали законным правительством временный комитет Государственной думы.

Шантажируемый со всех сторон опасностью гражданской войны, наступлением немцев, находясь практически в плену во Пскове у ненавидящего его генерала Рузского, он подписал отречение в пользу брата Михаила, надеясь этой жертвой остановить смуту.

Оказалось, что управлять Россией — очень сложная задача

Что же произошло потом? 2 марта Временное правительство, получив отречение Николая II, взяло власть в свои руки. Каков же был восторг Петрограда, всей прогрессивной, думающей России! Один из поэтов — Леонид Каннегисер — писал: «Тогда у блаженного входа // В предсмертном и радостном сне // Я вспомню — Россия, Свобода, Керенский на белом коне».

Не отставала, к сожалению, и наша Церковь. Замечательный иерарх, который потом прошел ссылки, тюрьмы, — архиепископ Арсений (Стадницкий) писал: «Наконец-то Церковь свободна, какое счастье!» Трудно перечислять — долго, да и больно, — восторги всех тех людей, которые очень скоро, уже через несколько месяцев, поймут, насколько они были безумны, что они натворили.

Но сделать уже было ничего нельзя. Помните, есть такая песня на стихи Леонида Дербенева — казалось бы, легкомысленная, а на самом деле очень мудрая — «Этот мир придуман не нами». Там есть такие замечательные слова: «А мир устроен так, // Что все возможно в нем,// Но после ничего исправить нельзя».

Но прогрессивное общество об этом еще не знало. Напротив, все были счастливы и полны надежд! «Наконец-то этого ничтожного, бездарного царя нет, наконец-то лучшие люди Росси, самые достойные, самые умные, самые прекрасные и умелые возглавят нашу несчастную страну!»

5 марта одним росчерком пера новое Временное правительство, эти «гении» управления, упразднили всю местную администрацию — губернаторов, вице-губернаторов. «Назначать никого не будем, на местах выберут»,— говорил глава Временного правительства князь Львов.— Такие вопросы не должны решаться из центра, а самим населением. Будущее принадлежит народу, явившему в эти настоящие дни свой гений. Какое великое счастье — жить в эти дни!» Потом решили: «Ликвидировать приспешников преступного царского режима!» Разогнали полицию и жандармов, развалили не то что всю вертикаль власти, а даже всю власть на местах. Началось сумасшествие по выборам, стали выдвигать одних, других, третьих, пятых, десятых.

Экономика встала, и к июню Россия экономически рухнула. Страна стала неуправляемой.

Выпустили всех уголовников, выпустили всех террористов, которые сидели. Вытащили из-за границы в пломбированных и неопломбированных вагонах всех террористов, которых выслали, и они стали брать власть по полной программе.

А какие «гениальные» решения были приняты по армии? Отменить субординацию в армии — теперь должны руководить не офицеры, а Советы солдатских депутатов. В армии была сокрушена дисциплина. Рухнул и фронт. Той победы, трагической, тяжелой, но необходимой для страны, которая была уже перед глазами, не стало. Немцы перешли в победоносное наступление — они поняли, что добились своего.

Что значит «добились своего»? Дело в том, что уже задолго до февральских событий было принято решение о том, что Николая Александровича надо менять — слишком несговорчив. Это решение было принято и нашими западными партнерами, и немецким Генеральным штабом. Немцы пытались найти пути к сепаратному миру между Германией и Россией. Но Николай Александрович был непоколебим.

Немцы через такую одиозную фигуру, как Александр Парвус, который был первым покровителем наших большевиков в то время, стали вести антигосударственную пропаганду в Российской империи. Понятно, что им было нужно: разложить страну и армию изнутри. Об этом, не стесняясь, как о главной своей цели говорил Генеральный штаб Второго рейха: «Россия непобедима во внешней войне, единственный путь — разрушить ее изнутри». Они оказались совершенно правы.

Но еще тяжелее было с нашими союзниками. Мы помним, как в 1944–1945 годах что только не делали наши союзники, чтобы оттеснить нас от германских земель, чтобы мы как можно меньше захватили территорий в Европе. И в Первой мировой войне была та же самая ситуация. Англичане прекрасно понимали: сейчас Россия займет главенствующее положение, и 15 миллионов русского войска окажется в Берлине, Вене и Константинополе. Это был страшный сон для всех — и для немцев, и для наших партнеров-союзников.

Вот что писал человек, которого мы все хорошо знаем как замечательного литератора,— Артур Конан Дойл — в 1920 году в своей публицистической статье для газеты Daily Telegraph: «Даже если бы Россия победила и осталась империей, разве не являлась бы она для нас источником новой страшной угрозы?» Главнокомандующий германской армией генерал Людендорф писал: «Царь был свергнут революцией, которую поддержала Антанта».

До этого, в середине XIX века английский премьер лорд Пальмерстон сетовал: «Как трудно жить на свете, когда с Россией никто не воюет». Откровенней, наверное, и не скажешь… Создатель и гений военной немецкой доктрины Карл фон Клаузевиц писал, что Россия «может быть побеждена только собственной слабостью и действием внутренних раздоров». Именно на это была направлена и деятельность германской разведки, и деятельность разведки британской. Они с ужасом думали, что наши войска вот-вот окажутся в европейских городах.

Влияние западных партнеров и союзников на февральские события было несомненным и, если не решающим (будем помнить про главный фактор, который мы определили как истощенный и надорванный общественный и государственный иммунитет), то весьма серьезным в создавшейся ситуации. Можно привести множество задокументированных примеров, о том, как английский посол Джордж Бьюкенен открыто вовлекал русскую аристократию в заговор против императора. Задача была одна — сменить Николая Александровича, о смене монархии тогда не помышляли. Ленин в 1917 году писал:

«Весь ход событий февральско-мартовской революции показывает ясно, что английское и французское посольства, с их агентами и связями <…> непосредственно стремились к смещению Николая Романова».

Зафиксировано и участие немецких агентов, действовавших в своих интересах — ослабления России и выхода ее из войны против Германии. Американские банкиры также внесли свой весомый вклад. Но еще и еще раз повторюсь: они были лишь второстепенными силами катастрофы. Каждая из этих сторон всячески поощряла честолюбивых представителей русской элиты, свято веривших, что они намного лучше, чем государь император, будут управлять страной. Эти люди и стали руководителями Временного правительства, развалив в итоге страну за несколько месяцев.

Оказалось, что управлять Россией — очень сложная задача, и даже самые яркие и обожаемые интеллигенцией популисты — такие, как Львов, Милюков, Гучков, Керенский — оказались к этому абсолютно неспособными. Вот почему император Николай II категорически не соглашался, когда ему на протяжении многих месяцев предлагали составить так называемое «ответственное правительство» из этих людей — будущих февральских министров. Он прекрасно знал, чего они стоят: ему доносила контрразведка, да и сам лично он с ними был хорошо знаком.

На что же надеялся Николай Александрович в этой ситуации, с каждым днем становившейся все более суровой. Он надеялся на армию. Был убежден, что, как бы привычно ни фрондировала Дума, как ни интриговали бы его ближайшие родственники-аристократы, как ни оппозиционировала русская интеллигенция, армия, его любимое детище, в которое он вложил столько души и сил, его не подведет. С близкими ему бывшим губернатором Могилева Пильцем и Щегловитовым Император делился своими планами: с наведением порядка нужно повременить до начала весеннего наступления русских армий. Победы на фронтах в корне изменят ситуацию, и тогда можно будет отстранить деструктивную оппозицию и начать необходимые общественные и государственные реформы (в том числе дарование независимости Польше). Очевидно, что в разгар войны начинать такие преобразования было бы безумием.

Но это понимал не только Государь.

Вот признание П.Н Милюкова из его письма Иосифу Ревенко в январе 1918 года:

«Вы знаете, что твердое решение воспользоваться войной для производства переворота было предпринято нами вскоре после начала этой войны. В конце апреля или начале мая наша армия должна была перейти в наступление, в результате коего сразу в корне прекратились бы всякие намеки на недовольство и что вызвало бы в стране взрыв патриотизма и ликования».

Упоминаемый уже нами Иван Лукьянович Солоневич, анализируя события тех дней, писал:

«Государь Император был перегружен сверх всяческой человеческой возможности. И помощников у него не было. Он заботился и о потерях в армии, и о бездымном порохе, и о самолетах И. Сикорского, и о производстве ядовитых газов, и о защите от еще более ядовитых салонов. На нем лежало и командование армией, и дипломатические отношения, и тяжелая борьба с нашим недоношенным парламентом, и Бог знает что еще. И вот тут-то Государь Император допустил роковой недосмотр: поверил генералам Балку, Гурко и Хабалову. Именно этот роковой недосмотр и стал исходным пунктом Февральского дворцового переворота. (…) Это предательство можно было бы поставить в укор Государю Императору: зачем он не предусмотрел? С совершенно такой же степенью логичности можно было бы поставить в упрек Цезарю: зачем он не предусмотрел Брута с его кинжалом?»

Самонадеянные генералы, которых во многом выпестовал и провел по служебной лестнице Император, предали не только его, но и всю Россию. Они без особого сопротивления дали убедить себя в необходимости свержения Государя. Они с еще большей охотой уверили себя, что именно они, а не этот надоевший всем «бездарный император» — должны войти победителями в Берлин, Вену и Константинополь.

Кстати, два слова о Константинополе. Часто представляют, что наши «грезы» о Константинополе — это некий великодержавный идиотизм. Ничего подобного. Главное (особо это стало понятно после поражения в Крымской войне) то, что свободный постоянный проход через проливы в Средиземное море для России — это и важнейшие вопросы национальной безопасности, это важнейший фактор экономики. Договор Сайкса – Пико был, с одной стороны, победой Николая II, а с другой — подпись под этим договором была и подписью под приговором ему самому: наши западные «партнеры» вовсе не собирались этот договор исполнять, чему имеется немало письменных и весьма циничных свидетельств.

В рамках нашего разговора, разумеется, невозможно упомянуть все или даже многие необычайно важные события, свидетельства и факты. Это и визит в Петроград лорда Мильнера, и участие американских банкиров, и подрывная, по-другому не скажешь, деятельность Думы, и беспомощные, а потом и подлые действия многих официальных монархистов, и широкий анализ ошибок правительства… Хотя об этом, последнем и важнейшем мы поговорим в финале нашей встречи.

Генералы, написавшие своему императору и главнокомандующему те самые телеграммы об отречении, вскоре глубоко каялись. Алексеев говорил: «Никогда не прощу себе, что я поверил, что отречение государя императора Николая II повлечет за собой благо России». Генерал Эверт рыдал, когда узнал о гибели царской семьи, и признавался своей жене: «Что бы ни говорили, а мы предатели — предатели присяги, и мы виноваты во всем этом». Алексеев с запоздалым раскаянием организовал белое движение и преждевременно умер в Екатеринодаре от воспаления легких.

Генерала Рузского — жестокого и самонадеянного человека, безжалостно унижавшего Николая II в часы отречения — большевики зарезали как заложника в Пятигорске. Генерал Алексеев преждевременно умер в Екатеринодаре от воспаления легких. Генерала Эверта в 1918 году пристрелил красный конвой в Можайске. Генерал Сахаров был расстрелян анархистами в Крыму. Генерал Брусилов перешел на службу в Красную армию, дожил до семидесяти двух лет на службе у большевиков, которых ненавидел. Лев Троцкий злорадно, но, к сожалению, справедливо впоследствии писал:

«Среди командного состава не нашлось никого, кто вступился бы за своего царя. Все торопились пересесть на корабль революции в твердом расчете найти там уютные каюты. Генералы и адмиралы снимали царские вензеля и надевали красные банты. Каждый спасался как мог».

Павел Милюков — министр иностранных дел в первом Временном правительстве князя Львова горько признавался: «История проклянет вождей наших, так называемых пролетариев, но проклянет и нас, вызвавших бурю».

Таких запоздалых раскаяний было много, очень много.

Российское просвещенное общество: «Пусть победят немцы, только бы не Романовы!»

Наряду со всем этим можно сказать: были английские интересы, были французские интересы, были германские интересы, были наши элиты, которые стремились к полной власти, но, в первую очередь, двигателем этой революции, всего этого беззакония, было в целом российское общество. Не только роковые ошибки правительства, заговоры, предательства, в целом несомненные болезни деградации аристократическо-дворянской монархии повлияли на события Февральской революции, но главное — полная поддержка общества.

Мы должны коснуться еще одной чрезвычайно важной и актуальной темы — это российское интеллигентное общество, без активнейшей поддержки которого немыслимы февральские события. В те дни в Петрограде был человек, который, с моей точки зрения, лучше других увидел и определил одну из глубинных причин парадоксального и смертельного противодействия общества и власти. Во всяком случае того общества, которое обычно называют просвещенным, а проще — нашей интеллигенцией и полуинтеллигенцией. Этим человеком был посол Французской республики в Петрограде Морис Палеолог. Вот что он сказал о нас и что нам важно осмыслить и запомнить: «Ни один народ, — заключил свои наблюдения над Россией Морис Палеолог, — не поддается так легко влиянию и внушению, как народ русский».

Системные «влияния и внушения», которые были применены к обществу извне и изнутри, возымели громадное приятие этих воздействий, небывалый по искренности гражданский отклик, а вслед за этим деструктивные и для страны, для народа и в первую очередь для самих членов «просвещенного общества» самоубийственные действия. Эти действия могли простираться от реального террора, в котором участие «просвещенного общества», интеллигенции и дворян было в целом доминирующим (Софья Перовская, А.Ульянов, многие другие), до прямой по сути нравственной поддержки со стороны интеллигенции террора против государственных структур.

Известны поразительные результаты спонтанных опросов тогдашней профессуры и студентов относительно того, следует ли сообщать в полицию о готовящемся террористическом акте против чиновников: общий ответ — «нет». Или, скажем, на вопрос: кому бы вы подали руку: террористу-убийце или министру, общий ответ: «террористу».

Россия в начале царствования Николая Александровича представляла собой страну с огромным количеством проблем, главной из которых было противоречие между властью и обществом. Власть так и не сумела найти общий язык с обществом. А общество категорически не желало находить этот общий язык. Результаты нам известны.

Такое поведение общества характерно для подросткового сознания, соответствует подростковому периоду развития человека, характеризующемуся полным отсутствием внутренней гармонии, негативизмом, противлением родителям, воспитателям, старшим. Слепая ломка привычных авторитетов, капризно-болезненное желание тотальной самостоятельности при отсутствии какого-либо реального опыта и достаточно развитых умственных способностей.  Это подростковое сознание в нашей великой русской интеллигенции — болезнь хроническая и неизбывная. Периодами она отпускает, мы мудреем после неслыханных испытаний. Но потом снова хронический недуг с новой силой возвращается если не ко всем, то к немалой части нашего российского общества. Достоевский вполне изучил и патогенез и течение этой болезни и описал в третьем сне Раскольникова ее течение в самом запущенном виде:

«Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселявшиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одаренные умом и волей. Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими. Но никогда, никогда люди не считали себя так умными и непоколебимыми в истине, как считали зараженные. Никогда не считали непоколебимее своих приговоров, своих научных выводов, своих нравственных убеждений и верований. Целые селения, целые города и народы заражались и сумасшествовали. Все были в тревоге и не понимали друг друга, всякий думал, что в нем в одном и заключается истина, и мучился, глядя на других, бил себя в грудь, плакал и ломал себе руки. Не знали, кого и как судить, не могли согласиться, что считать злом, что добром. Не знали, кого обвинять, кого оправдывать. Люди убивали друг друга в какой-то бессмысленной злобе. Собирались друг на друга целыми армиями, но армии, уже в походе, вдруг начинали сами терзать себя, ряды расстраивались, воины бросались друг на друга, кололись и резались, кусали и ели друг друга. В городах целый день били в набат: созывали всех, но кто и для чего зовет, никто не знал того, а все были в тревоге. Оставили самые обыкновенные ремесла, потому что всякий предлагал свои мысли, свои поправки, и не могли согласиться; остановилось земледелие. Кое-где люди сбегались в кучи, соглашались вместе на что-нибудь, клялись не расставаться, — но тотчас же начинали что-нибудь совершенно другое, чем сейчас же сами предполагали, начинали обвинять друг друга, дрались и резались».

Ничего не напоминает?

Ни в одной стране мира не было такой прослойки образованного общества, которая бы столь принципиально и постоянно противилась любому действию своих государственных властей. Этот подростковый комплекс — важнейшая проблема русской жизни. Причем и по сей день группы и сообщества            (независимо от их либеральной либо консервативной направленности), одержимые подобного рода гордостным подростковым сознанием, аргессивнейше мнят себя самыми здоровыми и единственно правыми представителями народа.

Одним из лозунгов части интеллигенции во время Первой мировой войны был: «Пусть победят немцы, только бы не Романовы!» Это потом они будут оплакивать прежнюю жизнь в Парижах, в Белградах, хвататься за березки, лить слезы, а тогда…

Один пример. У меня есть близкий друг — Зураб Михайлович Чавчавадзе — из княжеской семьи, русская дореволюционная элита. Его мама, Мария Львовна, которой в 1917 году было около семнадцати лет, рассказывала: они тогда жили в Царском Селе. Однажды в гости на чай пришла соседка, тоже аристократка из великосветского общества. И во время беседы гостья произнесла такие слова: «Ну когда же эти мерзавцы освободят нас от своего присутствия?» Мать Марии Львовны спросила: «Кого же вы имеете в виду?» Гостья ответила: «Эти… Романовы!» Тогда хозяйка дома встала и сказала: «Я прошу Вас оставить мой дом и больше никогда к нам не приходить». С тех пор их семья стала изгоем в Царском Селе. Им объявили бойкот. Они стали нерукопожатны. С ними перестали здороваться.

Теперь по поводу «внушения». И до войны, а особенно во время войны отечественная пресса наводнилась огромным количеством самых мерзких и лживых сплетен. Это были бесконечные толки о том, что императрица — немка по происхождению — германский шпион, что телеграф из Царского Села проложен прямо в ставку Вильгельма, императрица выпытывает все военные тайны у мужа и сообщает врагу. Именно поэтому, говорили ужасаясь и совершенно серьезно, именно поэтому наша армия отступает. Поголовно все были убеждены, что Россией управляет грязный, безграмотный, развратный мужик — Распутин. Через императрицу, слепо ему верящую и, более того, являющуюся его любовницей, он диктует Николаю свою волю. Всех их объединили одним клеймом: «темные силы». Жить под властью таких темных сил становилось поистине невыносимым. Если и вправду, конечно, поверить во все это. «Кипит наш разум возмущенный!»

К несчастью, страна в лице своей элиты, а затем и простого народа в это поверила. И как не поверить?! Об этом говорили вслух в великосветских салонах, в Думе, в чайных, в министерствах, в университетах, на фронтах.

Вскоре после Февральской революции была организована первая ЧК в новой России — Чрезвычайная следственная комиссия. Одним из ее секретарей, кстати, был Александр Блок. Главной задачей чрезвычайной следственной комиссии было расследование и подготовка к общенародному суду самых высокопоставленных преступников против интересов России, в первую очередь персонажей тех самых «темных сил». Можно себе представить, с каким рвением и пристрастием принялись следователи за эту доверенную им народом и Временным правительством работу, результаты которой всем казались совершенно очевидными: об антинародной и постыдной во всех отношениях деятельности верхов говорила вся страна и даже весь мир. Через несколько месяцев допросов, следствий, изучения огромного массива изъятого материала комиссия не нашла ничего, подчеркну — ничего — компрометирующего ни на императора, императрицу, ни на самых близких их соратников. Заключения этой комиссии имеются в архивах в открытом доступе, их может посмотреть каждый.

Еще на тему влияния Александры Федоровны, а через нее и Распутина на мужа-«подкаблучника». Сергей Ольденбург обнаружил семнадцать писем царицы, в которых она либо давала советы своему мужу, в том числе во время войны, либо передавала советы «нашего друга», то есть Распутина. Действительно, такие письма и такие советы были. Но ни один из них император в жизнь не претворил, что и было установлено пораженными от такого открытия следователями Чрезвычайной следственной комиссии.

А я вам скажу по секрету: лучше бы он послушался!

Александра Федоровна была совершенно поразительным человеком в нашей истории. Немка, воспитанная при дворе английской королевы, она стала истинной русской и вобрала в себя лучшие черты всех культур и народов, ее воспитавших. Вкупе с блестящим образованием и недюжинным умом все это сделало ее одной из самых проницательных и мудрых сердцем женщин России. Поражаешься ее письмам, касающимся именно советов мужу. Что ни просьба, что ни предложение — то, что называется, «в десятку»! Цитирую смыслы по памяти: «Закрой Думу до окончания войны, там рассадник революции! Арестуй Гучкова, Рузского!» (главные заговорщики, соблазнившие командующих фронтами). И так далее, и так далее…

Больше всего она напоминает Кассандру — древнегреческую мифологическую пророчицу, которой никто не верил, но предсказания которой всегда сбывались. Николай Александрович принципиально ее не слушал.

У императора доминировало внутреннее убеждение, что он, облеченный некой особой харизмой, должен сам — самодержавно — править. В этом был немалый элемент фатализма, который, в общем-то, во многом и сыграл роковую роль. Это особый разговор, как и почему укоренилось у нас именно такое представление о царской власти. Но уж «подкаблучником» Александры Феодоровны и «послушником» Распутина он и близко не был.

Что касается Распутина, то это также была особая фигура. Почитайте замечательную книгу «Григорий Распутин-Новый» писателя и ректора Литературного института Алексея Варламова. Это очень солидное исследование. Распутин был человеком, вполне возможно и неоднозначным, но, несомненно, оболганным. Клевета против него, распространяемая с завидной системностью и в громадных масштабах, была одним из самых действенных инструментов по расшатыванию государственного строя, дискредитации власти, низвержению престижа императора и императрицы.

Почему в царской семье его принимали? Мы знаем о способностях этого человека останавливать болезнь наследника. Но были и другие факторы, заставляющие серьезно задуматься.

Вот его письмо от 1914 года, написанное накануне войны императору. Послушайте:

«Милый друг, еще раз скажу: грозна туча над Россией, беда, горя много темного и просвету нет. Слез-то море — и меры нет, а крови? Что скажу? Слов нет, неописуемый ужас. Знаю, все от тебя войны хотят — и верные, не зная, что ради гибели хотят. Тяжко Божие наказание, когда ум отнят,— тут начало конца. Ты — царь, отец народа, не попусти безумным торжествовать и погубить себя и народ. Вот Германию победят, а Россия? Подумать, так воистину не было больше страдалицы, вся тонет в крови великой, погибель без конца, печаль».

Автограф письма находится в Йельском университете. Что тут сказать?.. Распутин — загадочная фигура в нашей истории. Мы не знаем о нем всего, а может быть, узнаем только на Суде Божием, что это был за человек. Есть свидетельства негативные? Есть. Есть свидетельства совершенно иные? Несомненно.

Но вернемся к просвещенному русскому обществу. Помните, у Пушкина: «Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад!» Русское общество охотно и, скажем честно, с радостным злорадством поддалось на системный, продуманный до деталей обман относительно действий императора, создало в стране атмосферу тотального неприятия Николая II. Императора вынудили отречься, «креативное общество» взяло власть в свои руки и в лице восторженно принятого им Временного правительства с невиданной доселе на Святой Руси дурью сгубило страну, подготовило идеальные условия для прихода к власти самых отпетых и беспринципных экстремистов.

«Надо изумляться, с какою готовностью и безответственностью, с каким отсутствием патриотизма и достоинства русская революционная интеллигенция предоставила Россию западноевропейским экспериментаторам и палачам» (И. Ильин).

Потом мы отчасти опомнились. После ленинского террора, после бойни гражданской войны русский народ стал приходить в себя и с невиданным энтузиазмом созидать то единственное, что мы можем и привыкли создавать на путях государственного строительства — империю. Мы ее и создали — красную, советскую.

Подытоживая тему российского просвещенного общества, приведу слова человека, который накануне февральских событий предупреждал Государя о грядущих потрясениях. Великий князь Александр Михайлович, фигура неоднозначная, но, несомненно, личность проницательная и мудрая, находясь уже в эмиграции в Париже, писал:

«Трон Романовых пал не под напором предтеч советов или же юношей-бомбистов, но носителей аристократических фамилий, придворных званий, банкиров, издателей, аристократов, профессоров и других общественных деятелей, живущих щедротами империи. Царь сумел бы удовлетворить нужды русских рабочих и крестьян, полиция справилась бы с террористами, но было совершенно напрасным трудом пытаться угодить многочисленным претендентам в министры, революционерам, записанным в книгу самых знатных дворянских родов, оппозиционным бюрократам, воспитанным в русских университетах.

Как надо было поступить с теми великосветскими русскими дамами, которые по целым дням ездили из дома в дом и распространяли самые гнусные слухи про царя и царицу? Как надо было поступить в отношении тех двух отпрысков стариннейшего рода князей Долгоруких, которые присоединились к врагам монархии? Что надо было сделать с ректором Московского университета, который превратил это старейшее русское высшее учебное заведение в рассадник революционеров? Что следовало сделать с графом Витте, председателем Совета министров в 1905–1906 годах, специальностью которого было снабжать газетных репортеров скандальными историями, дискредитирующими царскую семью? Что следовало сделать с нашими газетами, которые встречали ликованием наши неудачи на японском фронте?

Как надо было поступить с членами Государственной думы, которые с радостными лицами слушали сплетни клеветников, клявшихся, что между Царским Селом и ставкой Гинденбурга существует беспроволочный телеграф? Что следовало сделать с теми командующими, вверенными Царем армии, которые интересовались нарастанием антимонархических стремлений в тылу армии более, чем победой над немцами на фронте? Описание противоправительственной деятельности русской аристократии и интеллигенции могло бы составить толстый том, который следовало бы посвятить эмигрантам, оплакивающим на улицах европейских городов доброе старое время».

И наше общество вновь повторило свои ошибки

Но не только общество было виновато. Государь Николай Александрович был самодержцем, он отвечал за свой народ и за свою страну. Мы почитаем его как святого за его христианскую жизнь в период заточения. Мы отдаем должное его выдающемуся государственному таланту, его поразительному терпению, жертвенной любви и преданности своему народу, его вере. Это был поистине удивительный человек и, быть может, самый трагический из русских государей. Но сейчас, оборачиваясь на тот период, мы понимаем, что нам необходим такой исторический анализ, чтобы провести, как мы условно говорили, «работу над ошибками». Мы начали нашу беседу со слов Василия Осиповича Ключевского. Подходя к завершению, вспомним еще одну его мысль: «Почему люди так любят изучать свое прошлое, свою историю? Вероятно, потому же, почему человек, споткнувшись с разбега, любит, поднявшись, оглянуться на место своего падения».

В феврале – марте 1917 года император действовал, как представляется, абсолютно верно — ситуационно, тактически. Но что же было упущено царским правительством ранее? Где были принципиальные стратегические ошибки, ставшие роковыми?

Император Николай II даровал обществу свободы, создал парламент, но при этом не смог создать механизма, контролирующего возможные деструкции. Его правительства не могли преодолеть многих и тяжелейших болезней, связанных с несомненной деградацией аристократическо-дворянской монархии.

Создание нового жизнеспособного государственного механизма в новых условиях, в условиях парламентской жизни было необычайно сложной задачей, и она являлась тем более сложной, что все это было впервые: у России еще не было такого опыта.

Николай Александрович одержал победы на фронтах войны, несомненные победы в промышленном и социальном строительстве, но потерпел сокрушительное поражение в том, что касается консолидации общества, в выстраивании созидательной работы с самыми разнообразными элитами, с прессой, потерпел поражение в области идеологической.

Соединить и развивать самые разные и противоречивые части общества, воодушевить их единой задачей, в конце концов управлять этим обществом в интересах народа и государства — вот этого царское правительство сделать не смогло.

А наше общество вновь в 1991 году повторило свои ошибки. Опять тотальный «подростковый негативизм», опять «до основанья, а затем…», развал великой страны, опять нищета, унижение, опять мучительные бедствия народа… Это вновь проявление тех самых наших неизбывных хронических болезней. Надо это понять, отдавать себе в этом трезвый отчет и извлекать все-таки уроки из прошлого.

Лекция епископа Тихона (Шевкунова) в мультимедийном историческом парке "Россия - моя история" города Екатеринбурга

 

Проблема геноцида казачества в современной исторической науке до сих пор остается одной из самых запутанных и дискуссионных. Достаточно сказать, что большинство российских исследователей не признают того, что геноцид казаков имел место, говоря, в лучшем случае, что имелись "элементы геноцида". Это подкрепляется манипуляциями с самим термином "казачество" – он, в большинстве случаев трактуется как чисто сословное понятие, и, соответственно, полностью отвергается понимание казачества, как этнической общности, как народа. А это позволяет таким манипуляторам говорить о том, что казачество прекратило свое существование после упразднения сословий в России в конце 1917 года, а, в дальнейшем, некоторое время существовало лишь как архаический пережиток сословного строя. Получается, что казаки всё равно уже сходили с исторической арены и, соответственно, ни о каком геноциде речи идти не может. 

Чтобы разобраться в этом вопросе, надо проследить эволюцию советской политики по отношению к казакам. Несмотря на имевшие место в разные периоды зачистки архивов и сохраняющуюся засекреченность, к настоящему времени опубликовано достаточно документов советских органов власти, которые дают возможность это сделать. 

До 1917 года ни одна из революционных партий не имела программы по отношению к казачеству. Все они декларировали уничтожение сословий, равные права и полное равноправие всех граждан. Даже в ходе революции 1905 – 1907 годов такой программы не появилось – всё ограничивалось с одной стороны, очернением казаков, которые противостояли волне революционного террора, а с другой – малоуспешными попытками найти среди казаков "бедноту" и развернуть среди неё агитацию. В результате, в среде как революционеров, так и либеральной интеллигенции, стал культивироваться образ казака, который по своей природе является не только защитником монархического строя, но и представителем эксплуататорского класса (в качестве эксплуатируемых в этой схеме выступали иногородние и инородцы). И, соответственно, все структуры казачьей власти и сам уклад казачьей жизни подлежал уничтожению.

Этот процесс, под названием "расказачивание" был запущен сразу же после Февральской революции 1917 года. Первоначально он носил добровольный характер и охватил в основном казачьи войска востока России, которые были сильно разбавлены, в течение 19 – начала 20 века, причислением в эти войска русских и украинских крестьян-переселенцев. Именно на этот элемент делали ставку революционные партии, в первую очередь - большевики. После большевистского переворота это добровольное расказачивание, приобрело ещё больший размах. Самый большой успех большевики достигли на Амуре, где в конце марта 1918 года на Войсковом круге было упразднено Амурское войско и, затем на съезде местных казаков и крестьян провозглашена Амурская трудовая социалистическая республика. В других войсках добровольное расказачивание не получило такого размаха и там был взят курс на раскол казачества – параллельно войсковым структурам создавались казачьи советы или проводились совместные съезды "трудовых крестьян и казаков". В войсках европейской части России - на Дону, Кубани, Тереке, Оренбуржье основная масса казаков оказалась не подвержена большевистской агитации за расказачивание.

Несмотря на то, что спекуляцией на теме мира и демагогией о равенстве и братстве в конце 1917 года большевикам удалось воздействовать на значительную часть казаков, в начале 1918 года произошла смена казачьих настроений. Этому способствовал декрет о социализации земли от 19 февраля 1918 года, предусматривавшим коренной передел земли и само правление советов, сопровождавшимся массовыми злоупотреблениями и насилиями. Общедонское восстание весной 1918 года привело не только к свержению Советской власти на Дону, но и к тому, что в Кремле начали осознавать необходимость выработки четкой политики по отношению к казакам.

И она вскоре появилась. На местах курс на этнические чистки и уничтожение казаков был взят практически сразу. Не имея весной 1918 года достаточно надёжных сил, большевики стали использовать в своих интересах межнациональные противоречия. В мае 1918 года по решению властей Терской советской республики были полностью выселены три терские станицы: Тарская, Сунженская, Воронцово-Дашковская. Выселение проводилось силами красных ингушских отрядов и сопровождалось полным ограблением казаков и убийствами. В частности, при выселении станицы Тарской было убито 57 мужчин и 11 женщин. При этом ещё две терские станицы - Фельдмаршальская и Кохановская были сожжены ингушами без всяких постановлений советских властей. Этот же метод был применен в донских калмыцких станицах, где опорой красных стали иногородние - русские и украинские крестьяне–переселенцы, стремившиеся захватить и переделить калмыцкие земли, предварительно зачистив их от казачьего населения. Противоборство в калмыцкой степи быстро приобрело характер межэтнической резни. В станице Платовской (откуда был родом Будённый) события имели особо кровавый характер, и в результате, к концу гражданской войны в ней казаков-калмыков не осталось вовсе – часть погибла, а часть вынуждена была бежать. 

Мнения о необходимости избавления от казаков были характерны не только для местных советских властей. Эта идея распространилась и в большевистских верхах. В конце 1918 года, Троцкий публикует воззвание "Слово о казаках и к казакам", где, наряду с шаблонным противопоставлением богатых и бедных казаков, говорит и о настроениях, циркулировавших тогда в большевистских кругах: "…всё чаще раздаются голоса рабочих и крестьян: "Нужно истребить всех казаков, тогда наступит мир и спокойствие в Южной России!" И хотя далее Троцкий говорит, что с таким подходом он не согласен, но, призывая, казаков к переходу на сторону красных он прямо угрожает "чем дольше будут казаки оставаться слепым орудием в руках Краснова, тем суровее будут расправляться с ними солдаты Красной армии".

Наступление красных в январе 1919 года на Дон было вполне успешным – в том числе потому, что часть казачьих полков разошлась. Но вместо обещания Троцкого, что "казаки, которые сложат оружие и подчиняться советской власти, не понесут никакого наказания" и даже "казак, который добровольно сдастся в плен, будет принят, как друг" – большевики немедленно приступили к реализации директивы по "расказачиванию". Причем теперь "расказачивание" имело совершенно другой, чем в 1917 – начале 1918 гг. смысл.

Этот план изложен в циркулярном письме Оргбюро ЦК РКП (б) об отношении к казакам от 24 января 1919 года. 

Вот наиболее важные моменты этого документа:

Необходимо, учитывая опыт гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбы со всеми верхами казачества путем ПОГОЛОВНОГО ИХ ИСТРЕБЛЕНИЯ. Никакие компромиссы, никакая половинчатость пути недопустимы. Поэтому необходимо:

1. Провести МАССОВЫЙ ТЕРРОР против богатых казаков, истребив их ПОГОЛОВНО; провести беспощадный МАССОВЫЙ ТЕРРОР по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо принять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти.

2. Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем другим сельскохозяйственным продуктам.

3. Принять все меры по оказанию помощи переселяющейся пришлой бедноте, организуя переселения, где это возможно.

4. Уравнять пришлых „иногородних“ к казакам в земельном и во всех других отношениях.

5. Провести полное разоружение, расстреливая каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи.

6. Выдавать оружие только надежным элементам из иногородних.

7. Вооруженные отряды оставлять в казачьих станицах впредь до установления полного порядка.

8. Всем комиссарам, назначенным в те или иные казачьи поселения, предлагается проявить максимальную твердость и неуклонно проводить настоящие указания.

ЦК постановляет провести через соответствующие советские учреждения обязательство Наркомзему разработать в спешном порядке фактические меры по массовому переселению бедноты на казачьи земли.

Авторство этого документа до сих пор не установлено (сохранившиеся экземпляры подписей не имеют), но, скорее всего, он был составлен председателем Донбюро РКП (б) С.И. Сырцовым и одобрен председателем ВЦИК Я.М. Свердловым.

В феврале последовала более подробная инструкция Реввоенсовета Южфронта к проведению указанной директивы на Дону. Она предписывала немедленно расстреливать: всех без исключения казаков занимавших служебные должности по выборам или по назначению, окружных и станичных атаманов, их помощников, урядников, судей и проч., всех без исключения офицеров красновской армии и всех без исключения богатых казаков. Определение "богатого казака" не давалось, но известна точка зрения на этот вопрос Донревкома: "О казачьей бедноте говорить не приходится, так как казачество почти сплошь зажиточно и состоит из кулаков и середняков", а, соответственно, уничтожен мог быть каждый. Эта же инструкция предписывала немедленно организовать переселение малоимущих иногородних на казачьи земли и в захваченные жилища казаков. 

Фактически все эти директивы направлены на то, что потом стало называться термином, применявшимся к нацистской политике - "обезлюживание". Уничтожение активной части населения, подрыв жизненных сил народа, разрушение его экономического уклада, а затем растворение остатков народа среди массы новоприбывших переселенцев.

В том же феврале 1919 года в газете "Известия" из номера в номер публикуется статья "Борьба с Доном", подписанная Иоакимом Вацетисом, на тот момент главнокомандующим Вооруженными Силами РСФСР. Здесь для идеологического обоснования политики "расказачивания", а точнее истребления казаков, говорится об их вредности на всех этапах истории России (по мнению Вацетиса они играли "историческую роль разбойника, душителя всяких свободных начинаний в России"). А для того, чтобы обосновать необходимость уничтожения казаков , Вацетис во всех последующих публикациях приступил к демонизации облика казака, которое не должно вызывать ни каких угрызений совести у тех кто это уничтожение будет осуществлять: "казаки по природе ленивы и неряшливы, предрасположены к разгулу, к лени и к ничегонеделанью... казачьи полки не отличались ни боеспособностью, ни особенной лихостью, ни развитием, Казачество показало себя в массе трусливым, непригодным для нынешнего боя и обладающим стремлением окапываться в тыл… казак, как мало интеллигентный человек, лгун и доверять ему нельзя…". "В ухе у казака обыкновенно серьга, а то иногда их даже две. Иногда приходится видеть казака, у которого даже в носу проделана дырка для вставления особого сорта кольцеобразного приспособления. Общий закон культурного развития не мог иметь на казачество абсолютно никакого воздействия. Казачья масса еще настолько некультурна, что при исследовании психологических сторон этой массы, приходится заметить большое сходство между психологией казачества и психологией некоторых представителей зоологического мира".

Что это если не обоснование геноцида? Иначе такие формулировки, откровенно ксенофобские и расистские не объяснить.

Открыто призывать к полному уничтожению казаков Вацетис, конечно, не может (эта тема только для закрытой переписки партийного руководства, как мы это увидим дальше) поэтому среди всего прочего он ритуально упоминает о существовании "трудового казачества", заканчивая общими угрожающими фразами: 

"В таком виде Дон в настоящее время не может быть оставлен.

Стомиллионный русский пролетариат не имеет никакого нравственного права применить к Дону великодушие.

Старое казачество должно быть сожжено в пламени социальной революции. «Всепотрясающие» и всевеликие конные казачьи полчища должны быть ликвидированы.

Реакционное брюхо Дона должно быть вскрыто, и все содержимое должно быть сожжено на пламени революции".

В соответствии с установками по "расказачиванию" вакханалия массовых убийств охватила все станицы Области Войска Донского, захваченные большевиками. Убивали по малейшему поводу и вовсе без повода. Даже донесения самих местных большевиков рисуют жуткие картины. Вот большевик Краснушкин пишет в Казачий отдел ВЦИК о ситуации в Хопёрском округе: "Смертные приговоры сыпались пачками, причем часто расстреливались совершенно неповинные: старики, старухи и дети… Расстреливали по подозрению… Достаточно было ненормальному в психическом отношении [сотруднику ревтрибунала] Демкину во время заседания трибунала заявить, что ему подсудимый известен как контрреволюционер, чтобы трибунал, не имея никаких других данных, приговаривал человека к расстрелу… Расстрелы проводились часто днём на глазах у всей станицы по 30-40 человек сразу, причем осужденных с издевательствами, с гиканьем, криками вели к месту расстрела. На месте расстрела осужденных раздевали догола и всё это на глазах у жителей… Всех расстрелянных слегка закапывали близ мельницы, невдалеке от станицы… В результате около мельницы развелась стая собак… растаскивавшая руки и ноги казненных по станице…"

И подобное происходило повсеместно. Ведь, как пишет другой большевик из того же Хопёрского округа, Нестеров: "Руководящим принципом служило – чем больше вырежем казачья, тем скорее утвердится Советская власть на Дону".

Директива о расказачивании применялась и в других казачьих областях, "творчески" перерабатываясь применительно к местным условиям – в конце февраля 1919 года появляется "инструкция" Уральского ревкома и командующего 4-й армии М.В. Фрунзе, где все семьи находящихся в рядах казачьих формирований объявляются "арестованными и заложниками", которым запрещено покидать место жительства. При попытке бежать одного из членов семьи – расстреливалась вся семья. При бегстве семьи – расстреливались все казачьи семьи этого населенного пункта. Само собой, все казаки, находящиеся в рядах Уральской казачьей армии объявлялись "вне закона" и подлежали "беспощадному истреблению". 

На этих примерах советской политики на Дону и на Урале мы видим, что фактически произошел отказ советского руководства от теории "классовой борьбы" (предусматривающей политику расслоения казачества на богатых и бедных) – и началось проведение политики геноцида, массового уничтожения казаков.

Даже вспыхнувшее в марте 1919 года в ответ на "расказачивание" Вёшенское восстание большевики воспринимают как свою недоработку и предлагают продолжить те же действия с ещё большей интенсивностью. Так директива Реввоенсовета Южного фронта от 16 марта, подписанная Колегаевым (бывшим руководителем левых эсеров, вступившим летом 1918 года в РКП (б)) гласит: "…Предлагаю к исполнению следующее: а) сожжение восставших хуторов; б) беспощадные расстрелы всех без исключения лиц, принимавших прямое или косвенное участие в восстании; в) расстрелы через 5 или 10 человек взрослого мужского населения восставших хуторов; г) массовое взятие заложников из соседних к восставшим хуторов; д)… все станицы и хутора, замеченные в оказании помощи восставшим, будут подвергаться беспощадному истреблению всего взрослого мужского населения и предаваться сожжению при первом случае обнаружения [такой] помощи…"

Реввоенсовет Южного фронта телеграфирует в Москву: "Необходимы концентрационные лагеря с полным изъятием казачьего элемента из пределов Донской области и полосы фронта".

21 апреля 1919 года Донбюро РКП(б) принимает очередное решение об основных принципах отношения к казачеству. Здесь большее внимание уделено разрушению казачьей экономики. Появляется даже новый термин "обезземление". Предписывается провести: 

1. Обезземление многоземельного черкасского казачества, обезземление наиболее контрреволюционных групп других округов. 

2. Упразднение войсковой собственности на землю (уничтожение войсковых, юртовых земель) наделение этой землей малоземельных местных крестьян и переселенцев с соблюдением, по возможности, форм коллективного землепользования. 

3. Конфискация рыболовного имущества у казаков на Дону и передача его рыболовным артелям и крестьянам-рыбакам. 

4. Наложение контрибуций на отдельные станицы. 

5. Проведение чрезвычайного налога с таким расчетом, чтобы он главной своей тяжестью, наряду с крупной буржуазией, лег на казачество. Необходимо широко провести вывод казаков за пределы области… призванные казаки направляются в строительные батальоны и на принудительные работы всякого рода. "Должно быть широко произведено переселение крестьянских элементов из Центральной России".

Все эти меры должны были подорвать казачье хозяйство, разорить казаков, поставить их на грань выживания. Одновременное заселение Дона надёжным для советской власти элементом должно было в корне изменить этническую картину Дона. Должны были исчезнуть даже внешние признаки того, что это земля была когда-то казачьей. Были запрещены к официальному употреблению слова "станица, хутор, казак", запрещалось ношение лампасов. 

Несмотря на то, что ещё 16-го марта 1919 года на пленуме ЦК РКП(б) было принято по инициативе Г.Я. Сокольникова решение о приостановлении применения жестоких и бесчеловечных мер против казачества, ввиду их невыполнимости в сложившихся условиях, но это практически не сказалось на проводившейся политике террора. 

Лишь контрнаступление Донской армии и Вооруженных сил Юга России, вытеснивших красных с Дона, привели к окончанию "расказачивания" летом 1919 г. Но это совершенно не означало отказа большевиков от их планов, просто по отношению к казакам была избрана другая, более гибкая, тактика.

Наиболее четко и ясно цели большевиков и новая тактика были изложены в письме члена Донревкома Исаака Исаевича Рейнгольда в ЦК РКП (б) в июле 1919 года. Он пишет: "Бесспорно, принципиальный наш взгляд на казаков, как на элемент, чуждый коммунизму и Советской идее, правилен.

Казаков, по крайней мере, огромную их часть, надо будет рано или поздно истребить, просто уничтожить физически, но тут нужен огромный такт, величайшая осторожность и всяческое заигрывание с казачеством; ни на минуту нельзя упускать из виду того обстоятельства, что мы имеем дело с воинственным народом, у которого каждая станица – вооруженный лагерь, каждый хутор – крепость".

В связи с этим Рейнгольд негодует, что по расхлябанности советских органов, директива о расказачивании попала в руки казаков и "послужила прекраснейшим материалом для агитации против Советской Власти, как явно стремящейся к уничтожению казачества". 

Рейнгольд, кроме всего прочего, хорошо понимает, что отношение к казакам, как к сословию, ошибочно, и сетует на то, что по отношению к казачеству не была с самого начала применена большевистская национальная политика, вплоть до создания Советского Донского правительства под вывеской которого было бы гораздо эффективнее "проводить на Дону красный террор против казачьей контрреволюции, действуя и оружием и словом, и аграрно-переселенческой политикой". 

В соответствии с новой тактикой 14 августа 1919 года появились совместное воззвание ВЦИК и СНК к трудовому казачеству, а 30 сентября 1919 года тезисы ЦК РКП (б) о работе на Дону. В них говорилось, что советская власть "ничего не забывает, но за прошлое не мстит. Дальнейшие взаимоотношения определяются в зависимости от поведения различных групп самого казачества". Большевики грозили беспощадно истреблять только те элементы, которые будут прямо или косвенно оказывать поддержку врагу, но одновременно обещали наведение порядка и строгое соблюдение законов и, более того, защиту казакам от неких "лжекоммунистических элементов" и их злоупотреблений. 

Одновременно, в 1919 году была предпринята попытка создания крупных красных "казачьих" формирований, типа Донского корпуса Ф.К. Миронова, однако, по советским документам, на август 1919 года надёжными считались лишь 10% мироновцев – это был бежавший с Дона советский актив (тот самый, что проводил расказачивание), остальные же 90 % составляли мобилизованные казаки, не внушавшие советскому командованию доверия, ввиду ряда случаев перехода на сторону белых. После мятежа Миронова такие опыты больше не повторялись и слово "казак" стало употребляться лишь в пропагандистских целях применительно к формированиям, в которых казаков или вообще не было или было незначительное количество, типа "Червоного казачества" или 1-й Конной армии Будённого.

Впрочем, по достижению перелома в Гражданской войне призывы к осторожности были снова отброшены. В марте 1920 года красные совершили массовое убийство казаков-калмыков и калмыцких беженцев, которых Белое командование не смогло эвакуировать из Новороссийска. А после оставления армией Врангеля Крыма, в течение года (с ноября 1920 по ноябрь 1921) продолжалась "зачистка"полуострова, в ходе которой выявленные казаки (оставшиеся из-за обещания амнистии со стороны большевистских вождей, а также бывшего генерала Брусилова), немедленно расстреливались. Тогда же, в ноябре, на Тереке, по личному приказанию Г. К. Орджоникидзе, было продолжено выселение казачьих станиц. Были выселены станицы Михайловская, Самашкинская, Закан-Юртовская (Романовская), Ермоловская и Калиновская — всего почти 22 тысячи человек. 14 апреля 1921 года Президиум ВЦИК запретил дальнейшие выселения терских станиц, исходя из больших потерь трудовых ресурсов для Терской области. К тому времени за годы Гражданской войны 8 станиц были переселены, а 3 станицы разграблены, население их покинуло.

В январе 1921 года был упразднен Казачий отдел ВЦИК – свою пропагандистскую роль во время гражданской войны он сыграл, а в условиях мирного времени был не нужен, а в перспективе при продолжении политики уничтожения казаков мог стать и опасен.

Итоги Гражданской войны для казаков были катастрофическими. По переписи 1926 года количество казаков на Дону составляло лишь 50,4 % к числу казаков на начало 1917 года (759 402 против 1 507 178). В ряде станиц Дона казачье население уменьшилось на 80-90%. 

В Уральской области в 1916 году проживало 166 365 казаков, а к 1925 осталось лишь 73 300 человек, т.е. оставшихся на своих землях было только 44%.

На территории Оренбургского войска до революции проживало всего около 672 тысячи человек (как казаков, так и неказаков) – а после 1920 года осталось 420 тысяч, т.е. 62,5%.

В начале 20-х годов в казачьих землях развернулось повстанческое движение. Против него советскими властями применялись всё те же террористические методы, направленные на истребление населения. Так всего за полтора месяца боев с повстанцами в Ейском отделе Кубанского войска в мае – июне 1922 года в боях было убито 82 повстанца, но одновременно было расстреляно 575 заложников. Такими методами к концу 1922 года крупные отряды в казачьих регионах европейской части России были разгромлены, однако, небольшие повстанческие группы продолжали действовать ещё несколько лет. В Сибири казаки приняли активное участие в Западно-Сибирском восстании 1921 года, охватившим огромную территорию и на время перерезавшим связь Москвы с сибирскими городами. Подавление восстания сопровождалось массовыми убийствами. Когда красные части подходили к городу Кокчетав, то расстреливали всех обнаруженных в окрестных станицах казаков. Девять станиц в этом районе были просто стерты с лица земли. В Сибири повстанческое движение пошло с 1922 года на убыль, но на Дальнем Востоке оно только разгоралось – здесь самым крупным было восстание казаков и крестьян в Амурской области в 1924 г. Оно также подавлялось террористическими методами, проводились массовые расстрелы, впрочем, здесь примерно половине повстанцев удалось спастись, перейдя китайскую границу. 

После завершения активной фазы Гражданской войны продолжились советские аграрные реформы, направленные на размывание казачества, "сравнивание" казаков с крестьянами и лишение казаков экономической базы. 

На Дону все земли Войска Донского стали государственными, декрет "О землепользовании и землеустройстве в бывших казачьих областях" от 18 ноября 1920, распространивший на них все законы РСФСР, подвел черту под материальную основу существования казачьих сообществ. В больших масштабах началось наделение землёй переселенцев на Дон.

Казалось бы, казачество было разгромлено, но тем не менее, казаки постепенно восстанавливали свои личные хозяйства, и более того, имея устойчивые традиции самоуправления, стремились активно участвовать в выборах в советы. В результате выборные кампания 1924 – 25 гг. оказалось в казачьих землях для советских властей очень неудачными – чтобы выйти из такой ситуации они были вынуждены признать выборы в ряде районов несостоявшимися. Одновременно, чтобы не допустить казаков, как неблагонадежных, в советы начало широко применяться лишение избирательных прав для всех подозреваемых в антисоветских настроениях. 

В такой ситуации большевики вынуждены были вернуться к обсуждению казачьего вопроса на апрельском пленуме ЦК РКП(б) 1925 года. Сырцов, главный докладчик по казачьему вопросу, предлагал окончательно сравнять казачьи хозяйства с иногородними, но делать это очень осторожно "учитывая местные особенности и традиции". Однако некоторая либерализация политики по отношению к казакам закончилось уже к концу 1920-х годов, а сам казачий вопрос на высшем уровне более не обсуждался, поэтому борьба с казаками продолжилась далее завуалировано, под флагом борьбы с "кулачеством". 

Уже перепись 1926 года отметила резкий рост числа рабочих из казаков – многие вынуждены были уходить из своих станиц и хуторов, дабы избежать репрессий. Уходили на шахты и заводы в города, бросая свои родовые усадьбы в которых столетиями жили их предки. Этот процесс продолжался весь нэповский период и стал ещё одним фактором смены населения на казачьих землях.

Впрочем, в этот период продолжались и депортации – в 1926 году было произведено "добровольно-принудительное" выселение калмыков-казаков с территории бывших Оренбургского и Уральского войск, одновременно началось выселение донских казаков-калмыков, но этот процесс не был доведён до конца (окончательно донские калмыки были выселены в 1944 году) 

Не теряли из виду советские власти и казачью эмиграцию, ведь согласно советским политсводкам на 1925-й год "…авторитет старых атаманов и командиров в массе ещё непоколебим". Шла активная работа ВЧК – ОГПУ по разложению казачьей эмиграции и возвращению её в Советскую Россию. Эта операция приобрела довольно значительный размах - в пределах Северо-Кавказского края в конце 20-х годов насчитывалось примерно 10 тысяч бывших белогвардейцев - реэмигрантов. Практически все они были уничтожены в ходе последующих двух волн репрессий - в начале 30-х годов и в 1937-38 гг. Там, где разложить эмиграцию не удавалось – применялись военные и террористические методы. Например, в 1921-м году Красной армией была проведена зачистка Синьцзяна (Западный Китай), там же был убит оренбургский атаман А.И. Дутов и вывезен в СССР атаман Б.В. Анненков. Большую известность своими зверствами получил рейд Красной армии в эмигрантский казачий район Трехречье в Маньчжурии в сентябре 1929 года, когда советские спецгруппы, состоявшие из бывших красных партизан, угоняли казаков и их семьи в СССР, а тех, кого по каким-то причинам угнать не могли или не считали нужным (например женщин, стариков и детей) – убивали на месте.

Однако реализация всех этих мероприятий по отношению к казакам к концу 20-х годов не позволяла советской власти окончательно решить казачий вопрос и тем обезопасить себя от возрождения казачества. Это было сделано в начале 30-х годов в процессе коллективизации и последовавшего за ней голодомора. 

С 1930 года началось кампания по "ликвидации кулачества как класса", сначала это было уничтожение крепких хозяйств и высылка "кулаков" и "подкулачников" в административном порядке в отдаленные районы в качестве спецпереселенцев. Использование весьма абстрактного понятия "подкулачник" позволяло сослать кого угодно. В казачьих областях под удар попали в первую очередь казаки - к концу зимы 1930 года на Дону и Кубани были экспроприированы все наиболее мощные хозяйства, а их владельцы высланы за пределы края. Процесс выселения сопровождался ограблением и проводился зимой в нечеловеческих условиях, что приводило к большой смертности выселяемых. 

Затем началось создание колхозов повлёкшее за собой полное разрушение прежних экономических основ казачьего хозяйствования на своей земле. Для руководства этим процессом из Центральной России с 1929 года началась отправка партийцев в казачьи регионы (т.н. 25 тысячники), впоследствии такие мобилизации партактива происходили неоднократно. Снова начался массовый террор – следует отметить, что в этот период, наряду с реально существовавшими антисоветскими повстанческими и подпольными группами, ОГПУ поставило на поток фабрикацию дел о подполье, подводя под расстрел всех неблагонадежных по своему усмотрению. На фоне коллективизации и массового изъятия хлеба в 1932 – 1933 гг. начался голод, переросший в голодомор, который охватил Дон и Кубань – происходило массовое вымирание населения. Даже советский писатель Шолохов писал: "Вокруг сотнями мрут от голода люди, а тысячи и десятки тысяч ползают опухшие и потерявшие облик человеческий…" "Один из хуторов - в нем 65 хозяйств. С 1 февраля умерло около 150 человек. По сути хутор вымер. Мертвых не заховывают, а сваливают в погреба". Регионы, охваченные голодом были оцеплены и блокированы войсками, что ещё более увеличивало смертность.

Для ускорения процесса очищения казачьей земли от казаков практиковалось занесение станиц на "черные доски" за плохую или несвоевременную сдачу хлеба, за сопротивление коллективизации. После объявления о занесении станицы на "чёрную доску" она фактически бралась в блокаду – происходило немедленное прекращение подвоза товаров, торговли, досрочное взыскание кредитов, вывоз имеющихся товаров. Пытавшиеся этому препятствовать или бежать. расстреливались. Наиболее известным случаем является выселение станицы Полтавской на Кубани в декабре 1932 года, которая была выселена полностью (16 636 человек) – причем классовый принцип не соблюдался - высылались и середняки и бедняки. Также полному выселению подверглась кубанская станица Урупская. 

За два с половиной месяца этой кампании (до середины января 1933 года), на «черные доски» было занесено ещё 11 кубанских станиц (Ладожская, Медведовская, Незамаевская, Новодеревянковская, Новорождественская, Платнировская, Стародеревянковская, Старокорсунская, Старощербиновская, Темиргоевская, Уманская) и 2 донские (Боковская, Мешковская). В них проводилось частичное выселение – советский актив, бывшие красные партизаны и другие "социально близкие" власти, не выселялись.

Выселяемые казаки по мере опасности для советской власти делились на три категории: первую отправляли в Сибирь, вторую на Урал, третью в малообжитые районы Ставрополья и Сальских степей. В опустевшие казачьи дома вселялись отставные красноармейцы или другие лица, имевшие заслуги перед советской властью. В ряде случаев, например, в той же Полтавской, создавались чисто красноармейские колхозы и совхозы. 

Голодомор – катком прошел по Кубани и Дону. 11 октября 1933 года на фоне вымирания казачьего населения ЦК ВКП (б) издал постановление о заселении Северо-Кавказского края (на тот момент туда входил и Дон, и Кубань, и Терек) семьями демобилизованных красноармейцев (причем красноармейцы-уроженцы казачьих регионов и Украины к переселению не допускались). Им предоставлялись широкие льготы. Всего же по примерным оценкам в Северо-Кавказский край в первой половине 30-х годов прибыло до полумиллиона человек. Здесь традиционной структуре станичного населения и традиционным отношениям был нанесен катастрофический удар. 

ооруженное сопротивление казаков, подкошенное голодом и лишившееся своей опоры в ходе высылок и вымирания населения затихло в 1933 году. Последний повстанческий отряд на Кубани зафиксирован чекистами летом 1933 в районе станицы Белореченской.

Закрепить победу над казаками нужно было и в идеологической сфере, поэтому для этого периода характерно массовое разрушение памятников, имеющих отношение к казачьей истории, церквей в городах и станицах, а также массовое переименование на всех уровнях. В 1935 году станица Уманская стала Ленинградской, а Полтавская – Красноармейской, станичные кладбища разрушались, а на их месте обустраивались стадионы. 

В 1930-х годах было депортировано казачье население большей части Амурского и Уссурийского войск и части Забайкальского войска под предлогом очищения пограничной полосы от сомнительного элемента, который оказывал помощь казачьим отрядам приходившим из Китая. Во второй половине 30-х годов, после принятия "сталинской" конституции 1936 года, началась конструирование нового, советского или колхозного казачества, как из новоприбывшего населения, так и из выживших казаков. В условиях приближавшейся мировой войны на этой базе началось создание донских и кубанско-терских "казачьих" частей, причем этнический принцип при этом не соблюдался – призывались все жители территорий бывших казачьих войск. В 1940-м – и в начале 1941-го года в ходе сокращения кавалерии в Красной армии "казачьи" дивизии по большей части были расформированы и даже упразднена казачья форма. С началом войны "казачьими" в советской пропаганде стали зачастую именовать обыкновенные кавалерийские части. В конце 1941 – начале 1942 года советские власти предприняли попытку создания "казачьих добровольческих" соединений. Если сначала они формировались из уроженцев юга России, то с 1942 года, после отступления Красной армии с Дона, Кубани и Терека, они стали комплектоваться призывниками из тыловых советских районов, не имевших ни малейшего отношения к казакам. К концу войны настоящих казаков в этих "казачьих" частях практически не было.

Произошла тотальная подмена самого понятия "казак", который в сталинские годы стал пониматься лишь как военнослужащий "казачьей" части, который мог иметь любое этническое происхождение.

В ходе 2-й мировой войны произошел последний акт казачьей трагедии. В начале 1943 года начался исход не желавших снова попасть под советскую власть казаков с занятых немцами территорий. По имеющейся очень неполной статистике штабов казачьих формирований, за январь – февраль 1943 года через Ростов и Тамань прошло на Запад 312 с половиной тысяч человек (из них 136 тысяч – донцы, 94 тысячи – кубанцы, больше 35 тысяч – терцы и около 16 тысяч – калмыки. По их пятам двигалась Красная армия – много казаков, как из боевых частей, так и беженцев, погибло в боях или при бомбёжках советской авиации, часть была захвачена красными и отправлена в лагеря. 

Но и для тех кто смог избежать смерти во время исхода со своей земли, судьба была неблагосклонна. Многие погибли в боях, а большинство тех, кому повезло добраться к весне 1945-го года до Австрии были выданы англичанами обратно в СССР. Город Лиенц, где происходила массовая выдача беженцев, стал символом конца последнего организованного казачьего сопротивления большевизму и гибели казачьей элиты. После этого остались фактически лишь осколки казачества, разбросанные по городам и весям, как на советской территории, так и в эмиграции. Это был последний акт геноцида казачества, после чего оно, как активная сила, сошло с исторической арены.

По материалам доклада, подготовленнного казачьим музейно-мемориальным комплексом "Донские казаки в борьбе с большевиками", Прага, ноябрь 2017

 Герб Забайкальского войскового казачьего общества

Утвержден Указом Президента РФ от 9 февраля 2010 г. N 168

Описание герба Забайкальского войскового казачьего общества.

В золотом поле, под лазоревым поясом, поддерживающим червленую главу, - идущий влево червленый дракон, поражаемый исходящими из пояса двумя пучками червленых молний, по три в каждом. В главе - возникающий золотой двуглавый орел - главная фигура Государственного герба Российской Федерации. За щитом, в косой крест, - золотые атаманские насеки, перевитые золотой, с узкой серебряной каймой, лентой.

Герб Забайкальского войскового казачьего общества может выполняться в одноцветном изображении.

Допускается использование в качестве малого герба Забайкальского войскового казачьего общества щита с расположенными на нем фигурами.

G1G2

 Знамя Забайкальского войскового казачьего общества

Утверждено Указом Президента РФ от 9 февраля 2010 г. N 168 

Z1

 Описание знамени Забайкальского войскового казачьего общества.

Знамя Забайкальского войскового казачьего общества (далее - знамя) состоит из двустороннего полотнища, древка, навершия, скобы, подтока и знаменных гвоздей. В комплект со знаменем могут также входить панталер и знаменный чехол.

Полотнище знамени прямоугольное, зеленого цвета, с каймой оранжевого цвета. Полотнище знамени и кайма обшиты серебристой тесьмой. По сторонам полотнища, в рамке, проходит серебристый плетеный орнамент. По кайме полотнища вышиты серебристые звездочки.

На лицевой стороне полотнища знамени, в центре, вышито одноцветное серебристое изображение главной фигуры Государственного герба Российской Федерации: двуглавый орел, поднявший распущенные крылья. Орел увенчан двумя малыми коронами и над ними - одной большой короной, соединенными лентой. В правой лапе орла - скипетр, в левой - держава. На груди орла, в щите, - всадник в плаще, поражающий копьем опрокинутого навзничь и попранного конем дракона. В верхней части рамки надпись "ВО СЛАВУ ОТЕЧЕСТВА". Надпись выполнена серебристыми буквами, стилизованными под старославянский шрифт.

На оборотной стороне полотнища, в центре, - герб Забайкальского войскового казачьего общества.

Ширина полотнища-110 см, длина-130 см, с запасом из ткани оранжевого цвета для крепления к древку.

Древко знамени деревянное, круглого сечения, окрашенное в черный цвет. Диаметр древка-4,5 см, длина-250 см.

Скоба - в виде прямоугольной пластины серебристого металла, на которой выгравированы надпись "Забайкальское войсковое казачье общество" и дата вручения знамени.

Навершие металлическое, серебристое, в виде прорезного копья с рельефным изображением Государственного герба Российской Федерации.

Подток металлический, серебристый, в виде усеченного конуса, высотой 9 см.

Шляпки знаменных гвоздей серебристые.

Флаг Забайкальского войскового казачьего общества

Утвержден Указом Президента РФ от 14 октября 2010 г. N 1241 

Flag

Описание флага Забайкальского войскового казачьего общества/ Флаг Забайкальского войскового казачьего общества представляет собой прямоугольное полотнище зеленого цвета, с каймой желто-оранжевого цвета.

В центре флага - герб Забайкальского войскового казачьего общества.

Отношение ширины флага к его длине - два к трем. Отношение ширины каймы к ширине флага - один к четырнадцати.

Хоругвь Забайкальского войскового казачьего общества

Резолюция Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на письме епископа Павлово-Посадского Кирилла, председателя Синодального комитета по взаимодействию с казачеством:

«30.VII.2010 г. Благословляется изготовление и надписание хоругвей для войсковых казачьих обществ Российской Федерации»

H1 

Шевроны Забайкальского войскового казачьего общества

shevronshevron1

Форма Забайкальского войскового казачьего общества

zabaykalye forma

zab r

 

ФОРМА ОДЕЖДЫ

членов казачьих обществ, внесенных в государственный реестр

казачьих обществ в Российской Федерации

I. Общие предметы формы одежды членов казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации

1. Папаха из овчины (для казачьих генералов и казачьих полковников - из каракуля) черного цвета, с верхом установленных цветов (для казачьих генералов - с обшивкой над околышем и по швам верха папахи крестообразно серебристым галуном специального плетения, для старших и главных чинов - с обшивкой по швам верха папахи крестообразно серебристым галуном специального плетения).

2. Фуражка шерстяная установленных цветов, с кантами и околышем установленных цветов, с ремешком черного цвета.

3. Фуражка шерстяная установленных цветов для казачьих генералов, с кантами и околышем установленных цветов, с плетеным шнуром серебристого цвета.

4. Фуражка походная защитного цвета.

5. Башлык шерстяной серо-желтого цвета (кроме членов Кубанского и Терского войсковых казачьих обществ).

6. Воротник съемный из овчины (для казачьих генералов и казачьих полковников - из каракуля) черного цвета.

7. Пальто шерстяное (для старших, главных и высших чинов, кроме членов Кубанского и Терского войсковых казачьих обществ) светло-серого цвета, с петлицами и кантами установленных цветов, с погонами.

8. Пальто шерстяное для казачьих генералов темно-синего цвета (для казачьих генералов Кубанского и Терского войсковых казачьих обществ - черного цвета), с петлицами и кантами установленных цветов, с погонами.

9. Шинель однобортная шерстяная серого цвета (для нижних и младших чинов, кроме членов Кубанского и Терского войсковых казачьих обществ), с петлицами и погонами установленных цветов.

10. Куртка демисезонная установленного цвета, с петлицами и погонами установленных цветов, с утепленной подстежкой.

11. Мундир шерстяной установленных цветов, с петлицами, кантами и погонами установленных цветов (кроме членов Кубанского и Терского войсковых казачьих обществ), со стоячим воротником (для казачьих генералов - с обшивкой серебристым галуном специального плетения).

12. Китель шерстяной установленных цветов, с петлицами, кантами и погонами установленных цветов.

13. Шаровары шерстяные установленных цветов, с лампасами (кроме членов Кубанского и Терского войсковых казачьих обществ) установленных цветов.

14. Брюки шерстяные установленных цветов, с лампасами (кроме членов Кубанского и Терского войсковых казачьих обществ) установленных цветов.

15. Брюки шерстяные установленных цветов, в сапоги, с лампасами (кроме членов Кубанского и Терского войсковых казачьих обществ) установленных цветов.

16. Рубашка белого цвета, с погонами.

17. Рубашка установленного цвета, с погонами.

18. Галстук установленного цвета, с закрепкой серебристого цвета.

19. Костюм зимний походный защитного цвета, с меховым воротником черного цвета, с погонами.

20. Костюм летний походный защитного цвета, с погонами.

21. Кашне белого цвета (для старших, главных и высших чинов).

22. Кашне установленного цвета.

23. Шарф-пояс тканный с серебрением (для казачьих генералов).

24. Шарф-пояс тканный серебристого цвета (для старших и главных чинов).

25. Аксельбант серебристого цвета.

26. Ремень поясной коричневого цвета (кроме членов Кубанского и Терского войсковых казачьих обществ).

27. Лядунка черного цвета на перевязи серебристого цвета.

28. Сапоги черного цвета.

29. Ботинки или полуботинки черного цвета.

30. Ботинки с высокими берцами черного цвета.

31. Носки черного цвета.

32. Перчатки черного цвета.

33. Перчатки белого цвета.

34. Плащ-накидка защитного цвета.

35. На форме одежды членов казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации, носятся государственные награды, знаки отличия и различия, учрежденные в установленном порядке.

II. Особенности формы одежды членов казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации

1. Члены войскового казачьего общества "Всевеликое войско Донское" и Волжского войскового казачьего общества носят:

фуражку шерстяную, куртку демисезонную, мундир шерстяной, китель шерстяной, шаровары шерстяные, брюки шерстяные, брюки шерстяные в сапоги, галстук и кашне - синего цвета, рубашку -светло-синего цвета.

2. Члены Енисейского, Забайкальского, Иркутского, Оренбургского, Сибирского и Уссурийского войсковых казачьих обществ носят:

фуражку шерстяную, куртку демисезонную, мундир шерстяной, китель шерстяной, галстук и кашне - темно-зеленого цвета, шаровары шерстяные, брюки шерстяные, брюки шерстяные в сапоги - синего цвета, рубашку - светло-зеленого цвета.

3. Околыши и канты на фуражках шерстяных, канты на мундирах шерстяных и кителях шерстяных, лампасы (для казачьих генералов - лампасы и канты) на шароварах шерстяных, брюках шерстяных и брюках шерстяных в сапоги:

членов войскового казачьего общества "Всевеликое войско Донское", Волжского, Енисейского и Сибирского войсковых казачьих обществ - красного цвета;

членов Забайкальского, Иркутского и Уссурийского войсковых казачьих обществ - желто-оранжевого цвета;

членов Оренбургского войскового казачьего общества - красно-малинового цвета.

Лампасы и канты на шароварах шерстяных, брюках шерстяных и брюках шерстяных в сапоги у казачьих генералов - установленных цветов.

4. Петлицы на пальто шерстяном, шинели шерстяной, куртке демисезонной, мундире шерстяном и кителе шерстяном:

членов войскового казачьего общества "Всевеликое войско Донское" - синего цвета с красным кантом;

членов Волжского, Енисейского и Сибирского войсковых казачьих обществ - красного цвета;

членов Забайкальского и Иркутского войсковых казачьих обществ - желто-оранжевого цвета;

членов Уссурийского войскового казачьего общества - желто-оранжевого цвета с зеленым кантом;

членов Оренбургского войскового казачьего общества - светло-синего цвета.

5. Члены Кубанского и Терского войсковых казачьих обществ носят:

фуражку шерстяную, черкеску шерстяную, китель шерстяной, куртку демисезонную, шаровары шерстяные, брюки шерстяные, брюки шерстяные в сапоги, галстук и кашне - черного цвета, бешметшерстяной, бешмет утепленный - красного цвета, рубашку - светло-синего цвета.

6. Башлык, верх папахи, околыш и канты на фуражках шерстяных, петлицы и канты на кителях шерстяных, петлицы на куртках демисезонных, канты на шароварах шерстяных, брюках шерстяных и брюках шерстяных в сапоги:

членов Кубанского войскового казачьего общества - красного цвета;

членов Терского войскового казачьего общества - светло-синего цвета.

Лампасы и канты на шароварах шерстяных, брюках шерстяных и брюках шерстяных в сапоги у казачьих генералов - установленных цветов.

ЗНАКИ РАЗЛИЧИЯ

по чинам членов казачьих обществ, внесенных в

государственный реестр казачьих обществ

в Российской Федерации

1. Знаками различия по чинам членов казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации (далее - знаки различия) являются погоны с вышитыми и металлическими пятилучевыми звездами золотистого или защитного цвета, с нашивками серебристого (белого) цвета.

2. Размеры звезд и нашивок на погонах составляют:

а) диаметр размещаемых на погонах пятилучевых звезд-13 мм;

б) ширина размещаемых на погонах широких нашивок-30 мм;

в) ширина размещаемых на погонах узких нашивок-10 мм.

3. Члены войсковых казачьих обществ носят прямоугольные погоны двух видов:

а) с трапециевидными (у высших, главных, старших чинов, старших вахмистров и вахмистров) и треугольными верхними краями (у младших вахмистров и нижних чинов), с полями из галуна специального переплетения серебристого цвета или цвета ткани одежды либо из сукна установленных цветов или цвета ткани одежды, без кантов или с кантами установленных цветов. Погоны старших и главных чинов имеют просветы установленных цветов: для казачьих полковников и войсковых старшин - два просвета, для есаулов и старших чинов - один просвет. Погоны нижних и младших чинов имеют поле установленных цветов, без кантов или с кантами установленных цветов;

б) из ткани одежды.

4. Знаки различия:

а) казачьего генерала - погоны с двумя звездами, размещенными с двух сторон от продольной осевой линии погона;

б) казачьего полковника - погоны с двумя просветами без звезд;

в) войскового старшины - погоны с тремя звездами, из которых две нижних звезды расположены с двух сторон посередине, между продольной осевой линией и краем погона, третья звезда - выше первых двух - на продольной осевой линии погона;

г) есаула - погоны с одним просветом без звезд;

д) подъесаула - погоны с четырьмя звездами, из которых две нижних звезды расположены с двух сторон посередине, между продольной осевой линией и краем погона, третья и четвертая звезды - выше первых двух - на продольной осевой линии погона;

е) сотника - погоны с тремя звездами, из которых две нижних звезды расположены с двух сторон посередине, между продольной осевой линией и краем погона, третья звезда - выше первых двух - на продольной осевой линии погона;

ж) хорунжего - погоны с двумя звездами, расположенными с двух сторон посередине, между продольной осевой линией и краем погона;

з) подхорунжего - погоны с одной звездой, расположенной на продольной осевой линии погона;

и) старшего вахмистра - погоны установленного цвета, с узким галуном специального переплетения серебристого (на походной форме - белого) цвета, с тремя звездами, расположенными на продольной осевой линии погона;

к) вахмистра - погоны установленного цвета, с узким галуном специального переплетения серебристого (на походной форме -белого) цвета, с двумя звездами, расположенными на продольной осевой линии погона;

л) младшего вахмистра - погоны установленного цвета, с узким галуном специального переплетения серебристого (на походной форме - белого) цвета;

м) старшего урядника - погоны с одной широкой поперечной нашивкой;

н) урядника - погоны с тремя узкими поперечными нашивками;

о) младшего урядника - погоны с двумя узкими поперечными нашивками;

п) приказного - погоны с одной узкой поперечной нашивкой;

р) казака - погоны с полем установленных цветов или цвета одежды, без нашивок.

5. Погоны членов казачьих обществ имеют цветовые различия:

а) поле погон низших и младших чинов: войскового казачьего общества "Всевеликое войско Донское" - синего цвета с красным кантом; Волжского, Енисейского, Кубанского и Сибирского войсковых казачьих обществ - красного цвета; Забайкальского и Иркутского войсковых казачьих обществ - желто-оранжевого цвета; Уссурийского войскового казачьего общества - желто-оранжевого цвета с зеленым кантом; Оренбургского и Терского войсковых казачьих обществ - светло-синего цвета;

б) канты на погонах старших, главных и высших чинов: войскового казачьего общества "Всевеликое войско Донское" - синего с красным цветов; Волжского, Енисейского, Кубанского и Сибирского войсковых казачьих обществ - красного цвета; Забайкальского и Иркутского войсковых казачьих обществ - желто-оранжевого цвета; Уссурийского войскового казачьего общества -зеленого цвета; Оренбургского и Терского войсковых казачьих обществ - светло-синего цвета;

в) просветы на погонах старших и главных чинов: войскового казачьего общества "Всевеликое войско Донское" - синего цвета; Волжского, Енисейского, Кубанского и Сибирского войсковых казачьих обществ - красного цвета; Забайкальского, Иркутского и Уссурийского войсковых казачьих обществ - желто-оранжевого цвета; Оренбургского и Терского войсковых казачьих обществ -светло-синего цвета.

УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Об удостоверении казака, выдаваемом членам

казачьих обществ, внесенных в государственный

реестр казачьих обществ в Российской Федерации

В соответствии с Федеральным законом от 5 декабря 2005 г. № 154-ФЗ "О государственной службе российского казачества" постановляю:

1. Утвердить прилагаемые:

а) Положение об удостоверении казака, выдаваемом членам казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации;

б) образец бланка удостоверения казака, выдаваемого членам казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации.

2. Установить, что:

а) замена ранее выданных удостоверений казака на удостоверения нового образца осуществляется в течение двух лет;

б) лицам, принятым в члены казачьих обществ после вступления в силу настоящего Указа, выдаются удостоверения казака нового образца;

в) изготовление удостоверений казака осуществляется за счет средств казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации.

3. Настоящий Указ вступает в силу со дня его официального опубликования.

ПОЛОЖЕНИЕ Об удостоверении казака, выдаваемом членам казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации

1. Удостоверение казака является основным документом, подтверждающим членство в казачьем обществе, внесенном в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации (далее - казачье общество), чин и занимаемую должность в казачьем обществе.

2. Бланки удостоверения казака изготавливаются и заполняются на русском языке по утвержденному образцу, единому для Российской Федерации.

3. Удостоверение казака действительно на территории Российской Федерации при наличии паспорта гражданина Российской Федерации или иного документа, удостоверяющего личность гражданина Российской Федерации.

4. Удостоверение казака выдается сроком на пять лет с продлением на последующие 5-летние периоды.

5. В удостоверение казака вносятся следующие сведения:

а) наименование казачьего общества;

б) фамилия, имя, отчество, дата и место рождения;

в) отметка о присвоении чинов;

г) занимаемая должность в казачьем обществе;

д) отношение к военной службе;

е) особые отметки (участие в боевых действиях);

ж) отметка о наличии государственных наград;

з) отметка о наличии иных наград и нагрудных знаков;

и) отметка о наличии оружия;

к) отметка о продлении срока действия удостоверения казака.

6. Удостоверение казака выдается правлением войскового и (или) окружного (отдельского) казачьего общества.

7. Владелец удостоверения казака несет ответственность за его сохранность. За утрату, порчу, небрежное хранение и передачу другим лицам удостоверения казака виновный привлекается к ответственности в соответствии с уставами казачьих обществ.

8. Удостоверение казака подлежит сдаче при его замене или при исключении его владельца из членов казачьего общества.

9. Бланки удостоверений казака являются документами строгой отчетности.

ИСТОРИЯ

Знак войска утвержден 31 октября 1914 года и представляет собой жёлтую подкову. Внизу подковы - красный дракон, по сторонам сосновые ветки. Внутри подковы частокол, река, двуглавый орёл со Святым Георгием в нагрудном щите. В лапах орла бант, на котором даты "1655-1913", под бантом вензеля царей Алексея Михайловича и Николая II.

zabaikal

 Знамя

Знамя Забайкальского казачьего войска представляло собой полотнище войсковых цветов с изображением лика Спаса Нерукотворного. На знамени была надпись: «С нами Бог».

19 февраля 1903 года за подвиги, проявленные во время похода в Китай в 1900-1901 годах Забайкальскому казачьему войску пожаловано простое войсковое знамя. Полотнище тёмно-зеленое, кайма жёлтая, шитье серебряное, икона - Спас Нерукотворный.

banner92 copy

 Старшинство Забайкальского войска установлено с 1655 года, даты выдачи Афанасию Пашкову с сыном Еремеем царской грамоты на "Государеву службу в новой Даурской земле". В 1755 году создан Якутский казачий полк. В 1851 году Забайкальское войско официально образовано. В 1852 году утверждено расписание частей войска: 12 пеших батальонов и 6 конных полков.

6 декабря 1852 года император Николай I пожаловал знамена "четырем русским конным полкам №1, 2, 3 и 4 и двенадцати пешим батальонам №1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11 и 12 того [Забайкальского] войска".

Забайкальские казаки хранили 33 исторических знамени. Одно из них, Гвардейское знамя 1-го Читинского полка с надписью "За отличие в боях с Японией в 1904 и 1905 годах", и ныне хранится в Читинском краеведческом музее.

Знамя Забайкальского казачьего войска обр. 1891 года

blackblack1

 ЦВЕТА

Забайкальские казаки традиционно носили жёлтые лампасы, погоны , верх папахи, клапаны шинелей и околыши фуражек, и тёмно-зелёные мундир и чекмень Цвета казачьих войск России .

Цвет погона, лампаса и околыша фуражки определялся тем, в конном полку или артиллерийской батарее служит казак. Полковые погоны были жёлтого цвета, «батарейные» — красного. Так казаки, нёсшие службу на Батарейной горе города Верхнеудинска, носили лампасы и околыши красного цвета.

Дореволюционная форма казаков Забайкальского казацкого войска

Казак 1-го Читинского казачьего полка Забайкальского казачьего войска

dorevol

Служебная форма Забайкальского казачьего войска 

zimaaxLrPOYDnR

Войсковой знак Забайкальского казачьего войска .
Утверждён 31 октября 1914 года в память 250-летнего юбилея войска. Знак представляет собой желтую эмалевую подкову удлиненной формы с золотыми краями. На подкове
внизу изображены красный извивающийся дракон, а по сторонам — сосновые ветви. Внутри подковы, внизу, помещен частокол, а под ним, по краю подковы —
извивающаяся узкая голубая полоса В верхней части подковы — двуглавый черно-коричневый орел с распростертыми крыльями, опирающимися на боковые
стороны подковы.Головы орла увенчаны императорской короной, на груди помещен щит, на белом поле которого изображен Георгий Победоносец на коне, поражающий копьем дракона. Из-под крыльев орла нисходят в виде молний золотые стрелы. В лапах орла — бант из желтой ленты, на концах которой даты: слева — «1655 » (год старшинства Забайкальского казачьего войска), справа — «1913 » (год вручения старшинства). Под бантом помещены вензеля Алексея Михайловича и Николая II.

vznak

Войсковой знак для нижних чинов.

s7601358

После начала возрождения, то есть в 90-е годы прошлого века и позже, появились новые образцы знака Забайкальских казаков.

new zkv

 

Фильм о Тамчинском дацане

Нет, мы окопов не копали
И по-пластунски не ползли,
А мы в войну с тобой летали,
Ведь мы - рабочие войны.
Нелегкий путь на долю выпал
Нам на дороге фронтовой
В смертельный бой с врагом вступали
Мы между небом и землей.

Наш легендарный земляк, участник Великой Отечественной войны, житель села Верх-Тасуркай. Михаил Николаевич Марушкин родился 22 сентября 1922 года. Трудно и голодно было в деревне в ту пору. Детей с раннего возраста приучали к сельскому труду. В 1937 году закончил 7 классов в Урулюнгуйской школе и был направлен на курсы механизаторов в Нерчинск. Успешно сдав экзамены, вернулся в родное село, начал свой трудовой путь в колхозе «Забайкалец». В 1940 году призван в ряды Советской армии. С марта по декабрь 1941 года проходил курсы воздушных стрелков-радистов. Служить пришлось долгих 7 лет, все огненные годы войны прослужил в авиации. Демобилизовался из армии в 1947 году, с победой вернувшись в родное село, сразу же начал работать в колхозе бригадиром тракторной бригады, а позже - чабаном. Михаил Николаевич и Анна Иннокентьевна поженились после войны. Вырастили четверых детей - трех сыновей и дочь. Михаил Марушкин - интересный человек, который жил в нашем районе, о подвигах которого в годы Великой Отечественной войны мало кто знает. Воздушный стрелок. Участник ожесточенных боев на Воронежском, Калининском,1 и 2 Украинских фронтах. За отличную боевую работу и выполнение успешных вылетов награжден орденами «Красная Звезда», «Отечественная война второй степени», «Слава третьей степени», «Слава второй степени», «Красное Знамя», медалями «За взятие Вены», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией».

Служил он в знаменитой четвертой гвардейской штурмовой авиационной дивизии под командованием генерал- майора авиации Героя Советского Союза Байдукова Георгия Филипповича. В первой половине 1942 года полки перевооружились на самолеты ИЛ-2, прибыли на Калининский фронт и вошли в состав 212 штурмовой авиадивизии, боевые действия вели в направлении Ржев - Великие Луки.

В мае 1943 года четвертая гвардейская штурмовая авиационная дивизия в составе пятого штурмового авиакорпуса под командованием Героя Советского Союза генерал- майора авиации Каманина Николая Петровича, перебазировалась на Степной фронт Воронежской области.

Боевые действия дивизия продолжила в июле 1943 года на Курской Дуге в составе 1-го Украинского фронта. В дальнейшем дивизия принимала участие во всех наступательных операциях 1-го Украинского фронта до завоевания Сандомирского плацдарма в Польше. В сентябре 1944 года дивизия в составе пятого штурмового авиационного корпуса перебазировалась в Румынию в район Бекау и принимала участие во всех наступательных операциях 2-го Украинского фронта до конца войны. За время войны 32 летчикам было присвоено высокое звание Героев Советского Союза, в том числе будущему летчику-космонавту дважды Герою Советского Союза генерал- лейтенанту авиации Береговому Георгию Тимофеевичу, воздушному стрелку Герасимову – звание кавалера ордена Славы трех степеней.

Береговой Георгий Тимофеевич был командиром эскадрильи, в которой служил Михаил Николаевич. Из воспитаний Г.Т. Берегового: «… день, когда я с группой других лётчиков получил назначение на Калининский фронт, наступил для меня как-то неожиданно. А вскоре случилось то, чему поначалу я просто отказывался верить ... Явившись в пункт назначения, на один из фронтовых аэродромов в районе Осташкова, я услышал сразу и вместе те имена, которые впервые соединились ещё в моих мальчишеских грёзах... Командующим 3-й воздушной армией был М. М. Громов, одним из её корпусов командовал Н. П. Каманин, а дивизией, в которую входил мой полк, — Г. Ф. Байдуков. Три прославленных лётчика страны, три Героя Советского Союза, получивших это почётное звание ещё в мирные годы, …жизнь которых я брал для себя за образец».

Они подружились в годы войны и эту дружбу, спаянную боями, пронесли через всю жизнь. По личному приглашению Каманина Николая Петровича, который после войны он возглавлен Центр подготовки первых космонавтов, Берегового Георгия Тимофеевича ветераны четвертой гвардейской штурмовой авиационной дивизии каждый год праздновали 9 мая в Звездном городке.

Рассматривая фотоальбом Михаила Николаевича, не перестаю удивляться, с какой любовью он сделан. По фотографиям, картам, схемам просматривается весь боевой путь четвертой гвардейской штурмовой авиационной дивизии, фотографии любимых командиров, ветеранов-однополчан, летчиков истребителей в окружении космонавтов. И, конечно, большая фотография самолета ИЛ-2 с надписью «Дорогому другу - однополчанину! Пусть эта скромная фотография «горбатого Ильюши» (для фашистов – «черная смерть») напомнит тебе дни нашей юности и боевого братства в годы Великой Отечественной войны».

Бесстрашная золотая молодежь великой страны! Мальчишки, не щадя своих жизней, заслонили собой и спасли Отечество. Рассматриваю фотографии, представляю воздушный бой: рев моторов, шквальный перекрестный огонь пулеметов, черный дым подбитых самолетов, уходящих в последнее пике.

И слышны в небе позывные:
"Дружок - двадцатый, я - второй.
Я атакую "Мессершмидта",
Меня от "Фоккера" прикрой".
Меня прикрыли и, что я слышу,
Я снова слышу позывной:
"Второй, второй, из боя вышел.
Горю! Прощай, мой дорогой!
Прощай братишка! Отомстите!
И не пишите маме, нет,
Пусть ждет, надеется, что встретит,
Мне завтра было б двадцать лет".
И мстили мы, жестоко мстили
За восемнадцать, двадцать лет.
И в землю с Богом вколотили,
И "Фокке-Вульф", и "Мессершмидт".
И "Хейнкель" сто двадцать девятый,
Да и "лаптежник" - не один
От метких трасс в бою воздушном
К чертям собачьим уходил

Знаменитые «Ильюши» крутятся в небе, совершая немыслимые виражи и карусели, и не могу понять, как наши летчики во время воздушных боев не выпадали из этих самолетов. Беседуя с сыном ветерана Сергеем Михайловичем, задала этот вопрос, он засмеялся и рассказал: «Однажды с отцом произошел такой случай. Во время боя, ремни, которыми он пристегивался к креслу, лопнули, и он выпал из самолета, в воздухе с ног слетели унты, потерял пистолет… Спас парашют. Уже на земле, хромая, сориентировался и пошел к своим. А на опушке леса лицом к лицу столкнулся с немцем, которому тихо сказал: «Я иду к маме». «К матке»?- уточнил немец. Он в ответ только кивнул головой и пошел дальше, опасаясь выстрела в спину, но выстрела не было. Несколько раз обернулся назад, фашист исчез. «Живой, повезло, дважды повезло сегодня»- подумал отец. Несколько суток он добирался до своих, а когда пришел в полк, узнал, что его уже похоронили. Сослуживцы своим глазам не верили, что он вернулся живым, говорили, что родился в рубашке».

Воздушный бой, он очень жуткий,
В бою - натянут, как струна,
От перегрузок трудно вспомнить,
А где же небо, где земля.
То виражи, то пилотажи,
То бочки крутишь, как шальной.
Прицельно бьешь, в тебя стреляют.
Нет, не попали, ты живой.

Подвиги Михаила Николаевича Марушкина вызывают чувства уважения, бесконечного восхищения и гордости. Потомок казачьего рода. Да и не мог он быть другим. Внимательно читаю содержание наградных листов: «Участвует в Великой Отечественной войне в должности воздушного стрелка на самолетах ИЛ-2. За этот период им произведено 13 успешных боевых вылетов, им отражено 3 атаки истребителей противника, нанесен большой урон в живой силе противника. В составе экипажа уничтожено: 7 автомашин, 1 танк противника, подавлен огонь трех зенитных точек. В бою бесстрашен, проявляет находчивость, мужество и отвагу, осмотрителен. Достоин Правительственной награды ордена «Красной Звезды» (15.08.1943 г.)

«С 1 декабря 1943 года на Воронежском и 1-м Украинском фронтах произвел лично 29 боевых вылетов на штурмовку живой силы и техники противника. За этот период в составе экипажа уничтожено: подожжено и повреждено 3 танка противника, 4 автомашины, подавлен огонь трех зенитно- пулеметных точек, 6 повозок, в составе экипажа взорван склад с боеприпасами. Достоин Правительственной награды ордена «Славы 3 степени» (17.08.1943 г.)

«С 14 августа 1943 года на Воронежском и 1-м Украинском фронтах в должности воздушного стрелка на самолете ИЛ-2 произвел 25 успешных боевых вылетов. В составе экипажа уничтожено: 13 автомашин с разными грузами, 1 артиллерийская батарея на огневой позиции, 4 повозки, подожжено 2 танка, подавлен огонь трех зенитно–пулеметных точек, в составе группы взорван склад с боеприпасами. Достоин Правительственной награды ордена «Отечественной войны 2 степени» (28.11.1943 г.)

«С 20.02.1945 года принимал активное участие в разгроме немецко-фашистских захватчиков в районе Вены, летая 2-3 раза в день, где произвел 56 успешных боевых вылетов. Составом экипажа уничтожено: 6 танков, 17 автомашин, взорвано 2 склада с боеприпасами, 2 железнодорожных вагона и создано 15 очагов пожара в пунктах скопления войск и техники противника. В бою смел, энергичен, следит за обстановкой в воздухе. Достоин Правительственной награды ордена «Славы 2 степени» (13.06.1945 г.)

«С сентября 1944 года произвел 32 успешных боевых вылета на самолете ИЛ-2 на штурмовку живой силы и техники противника. За этот период в составе экипажа уничтожено: 4 танка противника, выведено из строя 2 паровоза, подавлен огонь 4 артиллерийских батареи, 8 автомашин, 6 повозок, создано 6 очагов пожара и нанесен большой урон в живой силе противника. Товарищ Марушкин отлично владеет пулеметом, летает всегда ведущим группы, своевременно предупреждает о появлении противника в воздухе, подавляет зенитные средства, чем дает возможность командиру экипажа умело руководить группами при появлении воздушного противника. Достоин Правительственной награды ордена «Красного Знамени» (20.11.1945 г.)

26 декабря 2015 году Михаил Николаевич Марушкин ушел из жизни, немного не дотянул до юбилея. Светлая, Вам, память. Человек - кремень. Сильный и надежный защитник. Люди только такого качества являются эталоном и примером для меня, и, наверное, для многих из нас, живущих сегодня. Очень жаль, что у меня не было возможности встретиться и пообщаться с ним лично, выяснить такие моменты фронтовой жизни, о которых почему-то не принято рассказывать, а ведь проявление человеческих и душевных качеств, очень часто характеризуют не только конкретного человека, но и время, в которое он жил. В очерке использованы материалы и фотографии из личного архива М.Н. Марушкина, стихотворение Филатова Н.А., летчика –истребителя, участника ВОВ.

Материал подготовила Елена Деревнина

Потрясенные красотой столицы ацтеков, европейцы называли ее "Венецией Нового света". Акведуки, дворцы, пирамиды и храмы прославляли богов и свидетельствовали о силе человека. Всего за 200 лет кочевники сумели создать великую империю.

Гомер, минотавр, 300 спартанцев, трагедия, Парфенон, Генрих Шлиман — всё, что вы проходили в 5-м классе, но забыли, разложено по полочкам в видео Arzamas.

Научный консультант — Сергей Карпюк, доктор исторических наук, профессор Российского государственного гуманитарного университета, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН.

Пройдите весь курс «Что такое Древняя Греция» на Arzamas: http://arzamas.academy/courses/36

В России, как и во многих странах Европы, государственные гербовые эмблемы появились в эпоху средневековья. В 1497 году двуглавый орел в качестве государственной эмблемы впервые появился на печати Ивана III, причем совместно с изображением святого Георгия, некогда являвшегося покровителем киевских князей. Но если на печати Ивана III обе эмблемы выступали как бы на равных, занимая каждая свою сторону, то уже со следующего века двуглавый орел становится главной эмблемой российского герба.

 

11 апреля 1857 года Александр II официально утвердил герб Российской империи – двуглавого орла. Также был утвержден весь комплект государственных гербов – Большой, Средний и Малый, которые должны были символизировать собой единство и могущество России. В мае 1857 года Сенат опубликовал Указ с описанием новых гербов и норм их употребления, которые без особых изменений просуществовали до 1917 года. Декретом ВЦИК и СНК «Об уничтожении сословий и гражданских чинов» (1917) российские знаки различия, ордена, флаг и герб были упразднены. Двуглавый орел вернулся на герб страны только в 1993 году, когда Указом Президента был введен новый государственный герб – двуглавый орел, рисунок которого выполнен по мотивам герба Российской империи.

 

А знаете ли вы, что на российском гербе вовсе не один двуглавый орел? Если присмотреться, можно заметить, что на скипетре, который держит орел, расположился еще один орел такой же двуглавый как и первый. Значит их два? Нет их значительно больше, а точнее бесконечное количество. Ведь располагающийся на скипетре орел тоже держит скипетр, увенчанный орлом и так далее.

 

И это вовсе не случайно! Эта геральдическая идея призвана символизировать вечность Российской державы

Страница 1 из 3