История

Звание Героя Российской Федерации присвоено в 2017 году

Когда зацветали ябло­ни в его саду, фронтовик всегда вспоминал побед­ную весну сорок пятого в Берлине. Поверженное ло­гово фашистов полыхало, а среди развалин цвела чу­дом сохранившаяся сирень, опалённая огнём. Запах Победы был действитель­но неповторимым – пахло сиренью, дымом пожарищ, гарью от разрывов бомб и снарядов. Незаслуженно забытый сегодня солдат Победы всё-таки дошёл до Берлина. Всем смертям на­зло…

Кавалер шести орденов

Читаю описание фронто­вых подвигов нашего зем­ляка-гвардейца Филимо­на Зайцева, и мурашки по коже. Говорят, сапёр оши­бается только один раз. Зна­чит, Филимон Харлампье­вич не ошибся на войне и после Великой Победы. Ни разу. Хотя десятки, сотни раз его жизнь висела на во­лоске от смерти – малейшее неверное, неосторожное движение, и пиши пропало.

Года два назад в поисках забытых героев, имеющих отношение к Бурятии, я нашёл наградные листы на Филимона Зайцева, гвар­дии капитана, 1923 года рождения, до войны про­живавшего по адресу: г. Улан-Удэ, Зауда, ул. Мо­стовая, 32, и семь поистине бессмертных строк – коли­чество боевых наград гвар­дии капитана Зайцева. В сорок пятом после Победы на кителе капитана Зайце­ва сверкали шесть (!) орде­нов и медаль «За отвагу». Фронтовики знают, что это значит.

В мае сорок пятого кава­леру шести орденов – трёх Отечественной войны, двух Красной Звезды и Красного Знамени – был всего 21 год (!)…

Откуда в Филимоне Зай­цеве было столько отваги, бесстрашия, удали и в то же время жизнелюбия, добро­ты и душевной щедрости? Конечно же, если не всё, то многое объясняется генами, корнями. Родственники Филимона Харлампьеви­ча утверждают, что корни Зайцевых, уроженцев ста­ринного семейского села Надеино Тарбагатайского района, восходят чуть ли не к самому Ермаку Тимофее­вичу, казачьему атаману, покорителю Сибири. Допод­линно неизвестно, так это или нет, зато точно извест­но, что отец героя нашего повествования Харлампий Трефильевич Зайцев, 1895 года рождения, появился на свет в селе Надеино. Он – из кре­стьян-бедняков. Судя по всему, отваги, смелости, мужества было ему не за­нимать. Служил Харлампий Зайцев унтер-офицером в русской армии. В период первой мировой войны вес­ной 1915 года был мобили­зован на германский фронт, где пробыл до февраля 1917 года. После демобилизации Харлампий Трефильевич в 1919 году в селе Надеино организовал конный отряд численностью в 80 человек. В декабре того же года этот отряд вошёл в распоряже­ние Тарбагатайского полка Главного штаба партизан Северного фронта. Он при­нимал участие в боевых операциях в сёлах Гурульба, Татаурово, Мухино, в Пе­тровском Заводе против се­мёновцев и каппелевцев. В 1919 году Харлампий Зайцев стал командиром пулемёт­ного взвода Тарбагатайско­го полка.

После гражданской вой­ны до 1934 года работал на различных выборных долж­ностях в селе Надеино (чле­ном сельсовета, кресткома).

Именно в Надеино в 1923 году и появился на свет пер­венец Харлампия Зайцева – Филимон, которого близкие называли Юрием.

Первая награда – за отвагу

В 1934 году Харлампий Трефильевич и его супруга Ульяна Анатольевна с деть­ми переехали в Улан-Удэ, где отец большого семей­ства трудился плотником.

Старший сын Зайцевых Юрий (Филимон) до войны учился за Удой в школе № 35 (сейчас Бурятская гим­назия № 29). О кончил её в 1940 году – в числе первых выпускников. В тот же год Филимон получил направ­ление на учёбу в Ленин­градское военно-инженер­ное училище имени А.А. Жданова. Но после начала войны его и ещё шесть кур­сантов из нашей республики вернули в Улан-Удэ. В 1941 году Филимон и почти все его однокурсники напи­сали заявления с просьбой отправить их на фронт. Од­нако военкомат направил вчерашнего школьника в Иркутское инженерно-са­пёрное училище, которое он окончил 30 января 1942 года (досрочный выпуск).

На фронте Филимон За­йцев служил сначала в звании лейтенанта коман­диром сапёрного взвода 172-го Гнезненского Крас­нознамённого орденов Су­ворова и Кутузова полка 57-й гвардейской стрелковой Новобугской орденов Суво­рова и Богдана Хмельницкого дивизии, а в конце войны в звании гвардии капитана – ко­мандиром роты 67-го отдель­ного сапёрного батальона той же легендарной дивизии (8-я Гвардейская армия, 1-й Бело­русский фронт). Принимал уча­стие в освобождении городов Новый Буг, Русса, в Донбас­ской, Изюм-Барвенковской, Висло-Одерской, Берлинской наступательных операциях.

Свою первую награду – медаль «За отвагу» он по­лучил в феврале 1943 года за подвиг, совершённый в городе Краматорске: ночью под сильным миномётным огнём противника подраз­деление Зайцева выполни­ло боевую задачу по мини­рованию дороги, ведущей в город. А через полгода после этого на китель гвар­дии лейтенанта из Бурятии прикрепили орден Отече­ственной войны II степени: в боях с 8 по 9 сентября 1943 года Филимон и его боевые товарищи извлекли более 100 противотанковых и 150 противопехотных мин.

В мае 1944 года гвардеец Зайцев отличился при фор­сировании Днестра: «в кри­тический момент боя лично руководил переправой ра­неных бойцов и боеприпа­сов под сильным обстрелом противника». За этот подвиг Филимон получил свою пер­вую «Красную Звезду». Вто­рой орден Красной Звезды он получил в июле того же года. Судя по наградному листу, гвардеец при перепра­ве через Западный Буг был включён в состав штурмовой группы. Его взвод первым форсировал реку. А через пять дней после этого Фи­лимон Зайцев в бою за поль­ский город Пулавы лично из автомата уничтожил трёх гитлеровцев и пленил одного солдата.

Карабин – от командарма Чуйкова

В августе 1944 года один из самых отважных вои­нов Бурятии совершил свой главный подвиг. Это было при форсировании реки Висла в Польше, в районе села Пшевуз-Тарновски. В тот день бесстрашный лей­тенант-сибиряк, несмотря на то, что противник «обру­шил всю силу артиллерий­ского огня», пренебрегая опасностью, сумел пере­править через реку личный состав полка, «в разгар бомбёжки лично вытащил из воды станковый пулемёт. Вынес его на остров и про­должил переправу»… За этот подвиг был он представлен к званию Героя Советского Союза, но удостоен лишь ордена Красного Знамени.

В Берлине гвардии капитан Зайцев участвовал в штурме рейхсбанка

На войне наш земляк был семь раз ранен и два раза контужен. За смелость и отвагу легендарный ко­мандир 62-й армии Василий Чуйков наградил Филимона именным снайперским кара­бином с табличкой: «Гвар­дии капитану Зайцеву от командира 62-й армии гене­рал-полковника Чуйкова».

- Его мама хранила у себя икону и молилась за сына, - рассказывает племянница героя Наталья Ерофеева (За­йцева). – Наверное, благода­ря молитвам матери Ульяны Антоновны мой дядя остался живым. Мой отец рассказы­вал, что дядя Юра говорил, что не боялись войны только дураки. Так что на передо­вой он, преодолевая с трах, шёл в атаку.

По словам его близких, Филимон Харлампьевич не любил рассказывать о вой­не, да и не было принято в их семье говорить об этом. А когда всё же приходилось говорить о фронте, порой ронял скупую мужскую сле­зу: столько боевых друзей похоронил, а из его одно­классников живыми верну­лись с войны только трое.

После войны он вернулся в Бурятию. Два года рабо­тал прокурором в Еравнин­ском районе. А затем в 1950 году его отозвали в армию: стране были нужны сапёры для разминирования тер­риторий. Служил коман­диром роты разминиро­вания в городе Ровно на Украине. А когда началось строительство Сталинград­ской ГЭС, роту перевели на разминирование котлована гидроэлектростанции, а в 1955 году был переведён на Сахалин командиром стрелковой роты. По сути, гвардеец был на передовой более 15 лет!

По воспоминаниям его младшего брата Николая, после войны отважный са­пёр привез домой целый чемодан яблок, от которых в доме Зайцевых за Удой стоял неописуемый запах. К слову, в городе Волж­ский, где после войны жил и работал фронтовик, он на даче разбил сад, где росли яблони, груши, абрикосы, сливы и овощи.

- Дядя Юра был очень добрым человеком, с хо­рошим чувством юмора, - продолжает Наталья За­йцева. - Меня поразила их дача. Дядя Юра выращивал яблоки и помидоры. Каж­дый год он посылал папе в Улан-Удэ фрукты…

Со своей супругой улан-удэнкой Евдокией Федоровной Гавриловой (до войны она работа­ла продавцом, а после войны за ударный труд шлифовщицей награжде­на орденом Ленина), по воспоминаниям родствен­ников, Филимон Зайцев познакомился в 1948 году в Улан-Удэ на танцах в гор­саду: как говорится, лю­бовь нечаянно нагрянула. Супруги Зайцевы в любви и согласии прожили почти полвека. Воспитали двоих детей – Евгения и Татьяну.

Супруги Зайцевы

Филимон Харлампьевич после окончательной демо­билизации «по хрущёвско­му сокращению» армии в 1957 году вернулся в город Волжский. Работал сначала на руководящих должно­стях в организациях, а по­сле строительства химком­бината – был начальником цеха сбыта и комплектации готовой продукции и на­чальником отдела сбыта завода асбестотехнических изделий. Вёл большую об­щественную работу: был почётным командиром во­йсковой части, сформиро­ванной на базе роты раз­минирования, которой он командовал, и дислоциро­вавшейся в Волжском.

- Отец был страстным охотником и рыболовом, - рассказывает сын героя Ев­гений Зайцев. – Как охотник объездил весь Казахстан, Калмыкию и Волгоградскую область. А на рыбалку ездил в Волго-Ахтубинскую пойму.

Филимон Зайцев ушёл из жизни в 1992 году в горо­де Волжском, немного не дожив до 70 лет. Со всеми воинскими почестями похо­ронен в почётном секторе местного кладбища.

К сожалению, в Бурятии имя кавалера шести боевых орденов Филимона Зайце­ва пока не увековечено.

 

СПРАВКА

Филимон Харлампьевич Зайцев родился в дека­бре 1923 года в селе Надеино Тарбагатайского рай­она БМАССР (ныне Республика Бурятия). За подвиги, совершённые на войне, удостоен ордена Красного Знамени, двух орденов Красной Звезды, трёх орденов Отечественной войны, медалей «За отвагу», «За взятие Берлина», «За освобождение Варшавы». После войны жил, служил и работал в Бурятии, на Украине, в Поволжье, на Сахалине. 

https://burunen.ru/

Памятник односельчанам из с. Карбаиновка, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны. с.Верхние Тальцы Заиграевского района Республика Бурятия. 

441d278cfdf338b663cf6788.jpg (380×604)

Дополнительная информация

  • Месторасположение Республика Бурятия, Заиграевский район, с.Верхние Тальцы

На мемориальной доске памятника высечены 49 фамилий солдат, не вернувшихся с войны.

К 70 летнему юбилею Победы в ВОВ, на сельском сходе, по инициативе старосты улуса и работников школы-интерната, было решено дополнить памятник именами ветеранов ВОВ, вернувшихся с фронта и посвятивших свою жизнь трудовой деятельности. На сегодняшний день их уже нет в живых.

Дополнительная информация

  • Месторасположение Республика Бурятия, Мухоршибирский район, улус Усть-Алташа

В центре с. Бичура Бичурского района находится «Парк Победы», где расположен мемориальный комплекс памятников: стела участников ВОВ, погибших на фронтах, умерших в послевоенное время, памятник труженикам тыла, памятник воинам-интернационалистам. На аллее Славы установлен бюст Герою Советского Союза Соломенникову Ефиму Ивановичу, будут установлены два бюста Героям Социалистического труда Слепневу П. Ф. и Утенкову К. Г.

По инициативе пенсионеров района были подняты архивные документы на участников войны, кавалеров ордена Славы двух степеней, собраны денежные средства и изготовлены мемориальные плиты с фотографиями. На митинге 9 мая 2017 года торжественно открыли галерею Славы в честь семи ветеранов-фронтовиков, кавалеров ордена Славы двух степеней: Базарова Ю. Б., Воронцова П. Г., Дарбашкеева К. Г., Ефимова Л. Н., Пантелеева К. Е., Перелыгина М. С., Серебренникова И. Л. Краткая характеристика на них оформлена в школьных музеях, где ведется патриотическая работа с учащимися.

В Парке «Победы» проводятся митинги, встречи с участниками ВОВ и воинами-интернационалистами, уроки мужества. При проведении ежегодного турнира по боксу на призы Героя Советского Союза Соломенникова Е. И. проводятся встречи представителей спортивных команд из Монголии и регионов России (Новосибирск, Томск, Иркутск, Красноярск, Забайкальский край).

Ведется дальнейшая работа по выявлению кавалеров ордена Славы двух степеней.

Дополнительная информация

  • Месторасположение Республика Бурятия, Бичурский район с. Бичура

Памятник, посвященный женщинам — труженицам тыла. Инициатором создания  являлся совет ветеранов поселения и его председатель — Пантелеева Галина Тихоновна. Инициатива заключалась в создании единого мемориального комплекса: к монументам и памятникам участникам ВОВ, дополнительно установить памятники женщинам — труженицам тыла. Чтобы потомки помнили о людях, которые без сна и отдыха, отдавая все силы, ковали победу на полях и предприятиях. Донести до каждого — важность участия женщины в достижении общей Победы!

Таким образом, была реализована давняя мечта – увековечена память женщинам, которые не жалея сил и здоровья ковали победу в тылу.

Данные памятники занимают достойное место в мемориальном комплексе и играют большое значение в деле патриотического воспитания подрастающего поколения. Это место, где проводятся различные мероприятия, посвященные памятным датам в истории Отечества, возлагаются цветы от детей, внуков, родственников, односельчан. Проводятся мероприятия, способствующие воспитанию гражданственности, патриотизма, уважения к героическому прошлому своих земляков. Содействуют воспитанию любви и гордости за свою Родину.

Дополнительная информация

  • Месторасположение Республика Бурятия, Кабанский район, с. Тресково

Улус Хандала это один из самых старинных из четырех бурятских населенных пунктов Кабанского района. 

В годы Великой Отечественной войны защищать свою Родину ушло на фронт 136 воинов- хандалинцев. Каждый второй из них остался на полях сражений. Земляки бережно хранят память о каждом погибшем односельчанине. Но есть среди погибших особые имена – это пять братьев Мункоевых. Односельчане решили установить Памятник братьям Мункоевым на собственные средства. Была проведена большая работа по сбору средств. Около 300 человек посчитали своим долгом внести лепту в народную память о наших воинах. Это взносы родственников Мункоевых, организаций и частных лиц из поселений Кабанского района, г. Улан-Удэ и г. Гусинозерска. Памятник выполнен по мотивам знаменитого стихотворения Расула Гамзатова «Журавли». Пять журавлей застывших в небе Хандалы будут на века хранить память о погибших братьях Мункоевых. Наш Памятник — это память о беспримерном родительском подвиге. Это история одной семьи, часть истории села, района, республики, всей страны. Наш Памятник — это дань уважения всем воинам погибших на полях сражений Великой Отечественной войны.

Ежегодно в марте месяце в поселении проводится республиканский турнир по теннису в честь памяти братьев Мункоевых. Участвуют взрослые и школьные команды многих районов Бурятии и города Улан-Удэ, приезжает много гостей турнира. Все участники соревнований посещают памятник. Возле Памятника ученики Хандалинской школы проводят торжественные линейки, вахты Памяти.

Дополнительная информация

  • Месторасположение Республика Бурятия, Кабанский район, улус Хандала, улица Братьев Мункоевых

Рядовой Дамби-Нима Дармаевич Дондоков, который родился в 1919г. в улусе Куорка. Был призван в Армию в 1939г. Хоринским РВК. Принимал активное участие в «Дороге жизни» - 22 ноября 1941 года на Ладожском озере началось движение автотранспорта по ледовой трассе (Дорога жизни), проложенной от порта Осиновец до портов Кобона и Лаврово. В период блокады «Дорога жизни» была единственной транспортной магистралью, связывавшей осажденный Ленинград с тыловыми районами страны. 

С августа 1943г. по март 1945г. участвует в боевых действиях по освобождению сел и городов в составе войск I Украинского фронта. За мужество и храбрость, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, он был отмечен орденом Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу» и «За Победу над Германией». 

Дамби-Нима Дармаевич был демобилизован в 1945г. по болезни, работал в колхозе «Манай Ажал». Умер он сравнительно молодым, всего в возрасте 29 лет, в 1948г. от последствий полученных ранений, похоронен в с. Куорка.

Бато-Цырен Дугаров

Нет, мы окопов не копали
И по-пластунски не ползли,
А мы в войну с тобой летали,
Ведь мы - рабочие войны.
Нелегкий путь на долю выпал
Нам на дороге фронтовой
В смертельный бой с врагом вступали
Мы между небом и землей.

Наш легендарный земляк, участник Великой Отечественной войны, житель села Верх-Тасуркай. Михаил Николаевич Марушкин родился 22 сентября 1922 года. Трудно и голодно было в деревне в ту пору. Детей с раннего возраста приучали к сельскому труду. В 1937 году закончил 7 классов в Урулюнгуйской школе и был направлен на курсы механизаторов в Нерчинск. Успешно сдав экзамены, вернулся в родное село, начал свой трудовой путь в колхозе «Забайкалец». В 1940 году призван в ряды Советской армии. С марта по декабрь 1941 года проходил курсы воздушных стрелков-радистов. Служить пришлось долгих 7 лет, все огненные годы войны прослужил в авиации. Демобилизовался из армии в 1947 году, с победой вернувшись в родное село, сразу же начал работать в колхозе бригадиром тракторной бригады, а позже - чабаном. Михаил Николаевич и Анна Иннокентьевна поженились после войны. Вырастили четверых детей - трех сыновей и дочь. Михаил Марушкин - интересный человек, который жил в нашем районе, о подвигах которого в годы Великой Отечественной войны мало кто знает. Воздушный стрелок. Участник ожесточенных боев на Воронежском, Калининском,1 и 2 Украинских фронтах. За отличную боевую работу и выполнение успешных вылетов награжден орденами «Красная Звезда», «Отечественная война второй степени», «Слава третьей степени», «Слава второй степени», «Красное Знамя», медалями «За взятие Вены», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией».

Служил он в знаменитой четвертой гвардейской штурмовой авиационной дивизии под командованием генерал- майора авиации Героя Советского Союза Байдукова Георгия Филипповича. В первой половине 1942 года полки перевооружились на самолеты ИЛ-2, прибыли на Калининский фронт и вошли в состав 212 штурмовой авиадивизии, боевые действия вели в направлении Ржев - Великие Луки.

В мае 1943 года четвертая гвардейская штурмовая авиационная дивизия в составе пятого штурмового авиакорпуса под командованием Героя Советского Союза генерал- майора авиации Каманина Николая Петровича, перебазировалась на Степной фронт Воронежской области.

Боевые действия дивизия продолжила в июле 1943 года на Курской Дуге в составе 1-го Украинского фронта. В дальнейшем дивизия принимала участие во всех наступательных операциях 1-го Украинского фронта до завоевания Сандомирского плацдарма в Польше. В сентябре 1944 года дивизия в составе пятого штурмового авиационного корпуса перебазировалась в Румынию в район Бекау и принимала участие во всех наступательных операциях 2-го Украинского фронта до конца войны. За время войны 32 летчикам было присвоено высокое звание Героев Советского Союза, в том числе будущему летчику-космонавту дважды Герою Советского Союза генерал- лейтенанту авиации Береговому Георгию Тимофеевичу, воздушному стрелку Герасимову – звание кавалера ордена Славы трех степеней.

Береговой Георгий Тимофеевич был командиром эскадрильи, в которой служил Михаил Николаевич. Из воспитаний Г.Т. Берегового: «… день, когда я с группой других лётчиков получил назначение на Калининский фронт, наступил для меня как-то неожиданно. А вскоре случилось то, чему поначалу я просто отказывался верить ... Явившись в пункт назначения, на один из фронтовых аэродромов в районе Осташкова, я услышал сразу и вместе те имена, которые впервые соединились ещё в моих мальчишеских грёзах... Командующим 3-й воздушной армией был М. М. Громов, одним из её корпусов командовал Н. П. Каманин, а дивизией, в которую входил мой полк, — Г. Ф. Байдуков. Три прославленных лётчика страны, три Героя Советского Союза, получивших это почётное звание ещё в мирные годы, …жизнь которых я брал для себя за образец».

Они подружились в годы войны и эту дружбу, спаянную боями, пронесли через всю жизнь. По личному приглашению Каманина Николая Петровича, который после войны он возглавлен Центр подготовки первых космонавтов, Берегового Георгия Тимофеевича ветераны четвертой гвардейской штурмовой авиационной дивизии каждый год праздновали 9 мая в Звездном городке.

Рассматривая фотоальбом Михаила Николаевича, не перестаю удивляться, с какой любовью он сделан. По фотографиям, картам, схемам просматривается весь боевой путь четвертой гвардейской штурмовой авиационной дивизии, фотографии любимых командиров, ветеранов-однополчан, летчиков истребителей в окружении космонавтов. И, конечно, большая фотография самолета ИЛ-2 с надписью «Дорогому другу - однополчанину! Пусть эта скромная фотография «горбатого Ильюши» (для фашистов – «черная смерть») напомнит тебе дни нашей юности и боевого братства в годы Великой Отечественной войны».

Бесстрашная золотая молодежь великой страны! Мальчишки, не щадя своих жизней, заслонили собой и спасли Отечество. Рассматриваю фотографии, представляю воздушный бой: рев моторов, шквальный перекрестный огонь пулеметов, черный дым подбитых самолетов, уходящих в последнее пике.

И слышны в небе позывные:
"Дружок - двадцатый, я - второй.
Я атакую "Мессершмидта",
Меня от "Фоккера" прикрой".
Меня прикрыли и, что я слышу,
Я снова слышу позывной:
"Второй, второй, из боя вышел.
Горю! Прощай, мой дорогой!
Прощай братишка! Отомстите!
И не пишите маме, нет,
Пусть ждет, надеется, что встретит,
Мне завтра было б двадцать лет".
И мстили мы, жестоко мстили
За восемнадцать, двадцать лет.
И в землю с Богом вколотили,
И "Фокке-Вульф", и "Мессершмидт".
И "Хейнкель" сто двадцать девятый,
Да и "лаптежник" - не один
От метких трасс в бою воздушном
К чертям собачьим уходил

Знаменитые «Ильюши» крутятся в небе, совершая немыслимые виражи и карусели, и не могу понять, как наши летчики во время воздушных боев не выпадали из этих самолетов. Беседуя с сыном ветерана Сергеем Михайловичем, задала этот вопрос, он засмеялся и рассказал: «Однажды с отцом произошел такой случай. Во время боя, ремни, которыми он пристегивался к креслу, лопнули, и он выпал из самолета, в воздухе с ног слетели унты, потерял пистолет… Спас парашют. Уже на земле, хромая, сориентировался и пошел к своим. А на опушке леса лицом к лицу столкнулся с немцем, которому тихо сказал: «Я иду к маме». «К матке»?- уточнил немец. Он в ответ только кивнул головой и пошел дальше, опасаясь выстрела в спину, но выстрела не было. Несколько раз обернулся назад, фашист исчез. «Живой, повезло, дважды повезло сегодня»- подумал отец. Несколько суток он добирался до своих, а когда пришел в полк, узнал, что его уже похоронили. Сослуживцы своим глазам не верили, что он вернулся живым, говорили, что родился в рубашке».

Воздушный бой, он очень жуткий,
В бою - натянут, как струна,
От перегрузок трудно вспомнить,
А где же небо, где земля.
То виражи, то пилотажи,
То бочки крутишь, как шальной.
Прицельно бьешь, в тебя стреляют.
Нет, не попали, ты живой.

Подвиги Михаила Николаевича Марушкина вызывают чувства уважения, бесконечного восхищения и гордости. Потомок казачьего рода. Да и не мог он быть другим. Внимательно читаю содержание наградных листов: «Участвует в Великой Отечественной войне в должности воздушного стрелка на самолетах ИЛ-2. За этот период им произведено 13 успешных боевых вылетов, им отражено 3 атаки истребителей противника, нанесен большой урон в живой силе противника. В составе экипажа уничтожено: 7 автомашин, 1 танк противника, подавлен огонь трех зенитных точек. В бою бесстрашен, проявляет находчивость, мужество и отвагу, осмотрителен. Достоин Правительственной награды ордена «Красной Звезды» (15.08.1943 г.)

«С 1 декабря 1943 года на Воронежском и 1-м Украинском фронтах произвел лично 29 боевых вылетов на штурмовку живой силы и техники противника. За этот период в составе экипажа уничтожено: подожжено и повреждено 3 танка противника, 4 автомашины, подавлен огонь трех зенитно- пулеметных точек, 6 повозок, в составе экипажа взорван склад с боеприпасами. Достоин Правительственной награды ордена «Славы 3 степени» (17.08.1943 г.)

«С 14 августа 1943 года на Воронежском и 1-м Украинском фронтах в должности воздушного стрелка на самолете ИЛ-2 произвел 25 успешных боевых вылетов. В составе экипажа уничтожено: 13 автомашин с разными грузами, 1 артиллерийская батарея на огневой позиции, 4 повозки, подожжено 2 танка, подавлен огонь трех зенитно–пулеметных точек, в составе группы взорван склад с боеприпасами. Достоин Правительственной награды ордена «Отечественной войны 2 степени» (28.11.1943 г.)

«С 20.02.1945 года принимал активное участие в разгроме немецко-фашистских захватчиков в районе Вены, летая 2-3 раза в день, где произвел 56 успешных боевых вылетов. Составом экипажа уничтожено: 6 танков, 17 автомашин, взорвано 2 склада с боеприпасами, 2 железнодорожных вагона и создано 15 очагов пожара в пунктах скопления войск и техники противника. В бою смел, энергичен, следит за обстановкой в воздухе. Достоин Правительственной награды ордена «Славы 2 степени» (13.06.1945 г.)

«С сентября 1944 года произвел 32 успешных боевых вылета на самолете ИЛ-2 на штурмовку живой силы и техники противника. За этот период в составе экипажа уничтожено: 4 танка противника, выведено из строя 2 паровоза, подавлен огонь 4 артиллерийских батареи, 8 автомашин, 6 повозок, создано 6 очагов пожара и нанесен большой урон в живой силе противника. Товарищ Марушкин отлично владеет пулеметом, летает всегда ведущим группы, своевременно предупреждает о появлении противника в воздухе, подавляет зенитные средства, чем дает возможность командиру экипажа умело руководить группами при появлении воздушного противника. Достоин Правительственной награды ордена «Красного Знамени» (20.11.1945 г.)

26 декабря 2015 году Михаил Николаевич Марушкин ушел из жизни, немного не дотянул до юбилея. Светлая, Вам, память. Человек - кремень. Сильный и надежный защитник. Люди только такого качества являются эталоном и примером для меня, и, наверное, для многих из нас, живущих сегодня. Очень жаль, что у меня не было возможности встретиться и пообщаться с ним лично, выяснить такие моменты фронтовой жизни, о которых почему-то не принято рассказывать, а ведь проявление человеческих и душевных качеств, очень часто характеризуют не только конкретного человека, но и время, в которое он жил. В очерке использованы материалы и фотографии из личного архива М.Н. Марушкина, стихотворение Филатова Н.А., летчика –истребителя, участника ВОВ.

Материал подготовила Елена Деревнина

Я родился 23 сентября 1926 года в с. Кульский Станок Хоринского района Бурят-Монгольской АССР. Родители мои были крестьяне-бедняки, в хозяйстве имелась две коровы и лошадь, куры и утки. Наша семья состояла из семи душ: родители и пятеро детей. Старший брат, Иннокентий, принял участие в Великой Отечественной войне, был летчиком, следующим шел Александр, Василий, сестра Валентина и я пятый.

Весной 1941-го года я, признаться, не слышал, чтобы велись разговоры о возможной войне с Японией, но мы все четко знали, что японцы часто нарушали наши границы, случались вооруженные конфликты на озере Хасан и реке Халхин-Гол. В нашей семье мой дед воевал во время русско-японской войны 1904-1905 годов. Он имел три царских Георгия. 22 июня 1941 года в селе по радио узнали о начале войны, тогда тарелка на столбе посреди площади являлась основным средством информации. Какие чувства я испытал, не могу точно сказать, ведь еще пацаном был, но никогда бы не подумал, что попаду на войну.

В 1943-м году я перешел в восьмой класс, а в октябре меня призвали в армию. Сперва попал в Иркутск, где определили в военно-авиатехническую школу, там я отказался учиться, потому что были очень тяжелые условия. Тогда меня отправили в другую часть, и в результате я очутился в 967-м отдельном саперном батальоне корпусного подчинения.

Размещались мы около ст. Оловянная Читинской области, за ней в пяти километрах располагался наш гарнизон. Учили в первую очередь инженерному делу, минированию и разминированию, наведению понтонных переправ через реку. Сами же наводили мосты, после чего тут же их и взрывали. При этом почти треть занятий у нас проводилось в ночное время суток.

- Как вас кормили?

- Питались мы по четвертой норме суточного довольствия. Покушаешь, и сразу же думаешь о следующей кормежке: позавтракаешь – и ждешь обед, пообедаешь – ожидаешь ужин. В общем, всю службу до начала войны с Японией питались впроголодь.

- Вас как-то учили особенностям предстоящей войны с японцами?

- А как же. Перед началом войны нас за три-четыре месяца отправили на полигон и познакомили со всеми известными японскими минами. И мы уже точно знали, как их надо обезвреживать. Некоторые мины у них имели два взрывателя – один наверху нажимного действия, а второй располагался внизу и в том случае, если сапер поднимал мину, то она сразу же взрывалась. Коварный народ. Нужно было сначала подкопаться под мину и нащупать взрыватель. Только после его извлечения можно было эту мину поднимать.

- Как бы вы оценили офицеров вашего батальона?

- Наша рота находилась под командованием капитана Суворова. Он был очень суровый человек и, когда мы учения проводили до войны, ужасно издевался над нами. И у нас служил солдат Володя Горобцов, и он заявил, как только мы подошли к р. Аргунь, что первая пуля будет не у японца, а у капитана Суворова. Тому об этих словах донесли, и Володя куда-то смылся в связи с возможным арестом. Больше мы его не видели, и не знали, куда он пропал. 

В августе 1945-го года нас ночью подняли по тревоге и, ничего не сообщая, построили походной колонной и мы отправились в марш. По дороге всем сообщили, что наш 967-й отдельный саперный батальон вошел в состав 2-го Отдельного стрелкового корпуса. Походным маршем подошли к реке Аргунь. Где-то за три километра до водной преграды мы остановились и в четыре часа утра нам дали задание как саперам наладить переправу. Ну что же, соорудили понтонный мост, форсировали реку и отправились через пустыню Гоби к Хинганскому хребту. Первые трое суток по пустыне шли без воды. У нас произошло страшное дело – люди погибали от жажды. Только в нашем батальоне умерло восемнадцать человек. До этого я даже не представлял, на что способен человек в муках жажды, у него глаза становятся красные, и мы смотрели друг за другом, и если у кого-то изменяется взгляд, то тут же брали человека за руки, отбирали оружие, ведь такой солдат мог перестрелять окружающих. И его куда-то отводили. Топали мы пешком. Погода была ужасная, днем невыносимо от жара, а по ночам страшно холодно. Два дня мы были вообще без воды, а потом дошли до какого-то озера, в котором воды как таковой не было, одна тина и серая грязь. Тогда я набрал эту грязь в рубашку и цедил в котелок, таким образом набрал примерно с полкотелка воды, честно говоря, опасался пить такую подозрительную жидкость. К концу третьего дня на грузовиках в больших бочках подвезли теплую воду, и мы наконец-то утолили жажду.

Японцы не ожидали, что мы пройдем пустыню Гоби, и продвинемся так близко к горам. Но все равно, когда мы подошли к Хинганскому хребту, перед нами находились два стрелковых батальона, которые должны были штурмовать японские укрепления. И враги им так врезали, что батальоны были полностью разбиты. Мне на всю жизнь врезался в память такой момент – когда мы подошли к передовым позициям, то увидели, что нам навстречу едут грузовики с трупами. Здесь отдали приказ, чтобы наш 967-й отдельный саперный батальон занял подготовленные батальонами позиции. Рассветает, и мы чувствуем, что сейчас нам придет каюк. Тут на наше счастье подошли «Катюши», они дали по вражеским позициям несколько залпов, и когда мы подошли к этой местности, то увидели, что там все сгорело. В итоге все целы остались.

Дорога по хребту вилась очень и очень извилисто, но передвигаться стало намного легче, потому что мы занимали  оставленные воинские части, там было столько трофеев, ведь японцы бросали свою технику, и многие наши солдаты, кто умел водить, садились за руль, и все саперы ездили уже на грузовиках. Затем нас посадили на самоходки СУ-85, потому что впереди были минные поля, нужно проходы делать и разминировать дороги, и мы двинулись в сторону городов Хайлар и Цицикар.

По дороге мне пришлось несколько раз участвовать в уничтожении вражеских дзотов. По сути дела, у нас, чтобы ликвидировать какое-то укрепление, по опыту войны с немцами сразу же создавалась штурмовая группа. Первым ползет сапер со щупом, вторым – с миноискателем, третий несет специальные саперные ножницы для резания колючей проволоки, четвертый – взрывчатку, пятый – гранаты, и в конце несколько автоматчиков. Подбирались к дзоту, взрывали его, кидали внутрь несколько гранат, после чего автоматчики туда врывались. В нашей группе потерь не было, все проходило удачно.

Когда мы заняли Харбин, сильного сопротивления уже не было, практически все основные вражеские укрепления остались позади, мы в основном разминировали минные поля. Как я уже рассказывал, японские мины были очень хитрые, но мы изучали их секреты. Когда мы продвигались с самоходками, то по дороге встречались смертники, и, что характерно, прекрасно замаскированные. У них была вырыта небольшая и комфортная яма, при наблюдении можно было заметить только голову. И все было так великолепно укрыто, что и трава не помята, и земли выкопанной рядом нет, ничего не указывает на наличие позиции. Хорошо помню, как мы ехали на самоходке, и подсказываем экипажу, мол, вон голова видна – по ней стреляли снарядами, потому что был большой страх перед смертниками. Когда мы подходили к городу Цицикар, то встали в какой-то небольшой деревушке на ночлег. Тогда мы еще не знали, что у японцев массово появились смертники – тут подходит к нам вражеский солдат, мол, сдается в плен, его окружают, он раздвигает руки и взрывается, в результате два сапера погибли. После этого случая мы по ночам сразу же расстреливали всех японских солдат, которые пытались к нам подобраться.

Сапер Намоконов Иван Прокофьевич, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Намоконов Иван Прокофьевич в зимнем лагере, 1948-й год

В городе Хайлар после того, как японские войска перестали оказывать сопротивление, и дело шло к капитуляции, подняли свою голову местные бандиты, которых прозывали хунхузы. Мы не сразу поняли, что война стала даже более опасной. Наш сапер Пеньков ушел в увольнение, и больше его не видели, обыскали весь поселок, везде, даже в колодцы заглядывали. И ничего не нашли. После мы узнали, что Пенькова, по всей видимости, расстреляли хунхузы. Сперва они вообще-то не свирепствовали, но после капитуляции японских войск подняли голову.

- Вам с белогвардейцами довелось встречаться?

- Ну как же, их было очень и очень много в Хайларе и Харбине. На первых порах они от  наших войск уходили в леса. Но когда узнали, что мы их не трогаем, стали встречать нас на околицах дорог. Стоит у дороги русский мужик в старом мундире с бородой и честь отдает нашим войскам. Очень приятно смотрелось. Общались мы с ними, но не очень-то много, потому что продолжали двигаться вперед.

- Как складывались взаимоотношения с местным населением?

- Очень хорошие, маньчжуры и китайцы принимали нас весьма любезно. В Хайларе, после капитуляции японцев, осталось много складов, и местная администрация раздавала китайцам вещи, которые были ранее награблены японцами. В первый день у складов столпилось множество китайцев, пошел шум и кавардак. Тогда местные власти обратились к нам, а мы как раз патрулировали улицу, четыре человека. Подошли, прикрикнули на особенно рьяных дебоширов, и быстренько построили всех в очередь. Все нас сразу же послушались, потому что к советскому солдату относились как к освободителю.

- Как вы узнали о капитуляции японских войск?

- 20 августа 1945 года к нам в казармы прибежал связист и сразу же сообщил о капитуляции Квантунской армии. После этого имел место один весьма интересный эпизод. Выстроил командир батальона весь личный состав, а у нас солдаты были в основном 1926-1927 годов рождения, им по 18-19 лет. Объявляют, что нужно 20 человек для выполнения особого задания, которое связано с очень большим риском. Больше ничего не сказали. Кто желает, три шага вперед. Ну, и весь батальон в полном составе шагнул. Тогда комбат вызывает командиров рот и дает им команду, чтобы они выбрали, кому они доверяют опасное задание. А я к тому времени был избран комсоргом роты и попал в это число. Когда мы поехали на грузовике, то совершенно не знали, куда и зачем нас везут. Подъехали в один поселок, там нас приняли китайцы и устроили чудесный ужин, а утром мы должны были поехать в японский полк. Но мы не знали, зачем нас туда направляют. Командовал группой старший адъютант  батальона лейтенант Исаак Александрович Бризмер. Так что когда мы поднялись утром, он нас выстроил и сказал, что мы едем в гарнизон, где размещался японский полк, который никак не сдается, поэтому нам дали много вооружения и посадили на машины. Мы должны были разоружить японцев. Но не дай Бог, если кто-то из врагов окажет сопротивление, ведь тогда нас всех перестреляют, и все. Знаете, когда мы въезжали в ворота, которые были настежь открыты, то у меня аж пилотка поднималась - волосы становились дыбом. Японцы к нашему приезду были уже выстроены, Бризмер объявил через переводчика о том, что мы пришли принять капитуляцию, мол, складывайте оружие. Стоило там кому-то выстрелить, и нам пришел бы каюк, ведь японцы вояки неплохие. К счастью, они без пререканий сложили оружие, и мы их разоружили. Это был самый страшный эпизод за время войны. Нас всех, участников этой операции, командир батальона представил к награде, но потом эти представления где-то затерялись.

- Трофеи собирали?

- Да, было дело. Но когда мы стояли после войны в палаточном лагере в Монголии, нас однажды выстроили, шмон сделали и все трофеи забрали. Так что солдату ничего не досталось.

- Женщины у вас в части были?

- Нет, в нашем батальоне не было. Вот в гарнизоне в Манчьжурии имелось 20 девушек, которые что-то охраняли. Что и как, нам не говорили, почему-то в секрете это держали. 

После войны мы находились в Маньчжурии еще несколько месяцев. Начались беспрерывные дожди. Мы демонтировали японские заводы и отправляли оборудование в Советский Союз, затем собирали и грузили в вагоны рис, сахар и чумизу, галян. У японцев склады были ими забиты. После нас перевели в Монголию, то всех кормили исключительно чумизой и галяном. Оттуда я попал в пос. Борзя Читинской области, затем был переведен в 3-й тяжелый понтонно-мостовой полк. Он дислоцировался на Дальнем Востоке в г. Хабаровск.

- С особистами сталкивались?

- Да. Когда мы стояли в Монголии, командир взвода меня вызывает и говорит: «Намоконов, завтра пойдешь часа в четыре и истопишь штаб батальона». В назначенный срок меня поднял дневальный, я зашел туда, там стоят печи, рядом лежат дрова и уголь. Растопил все дровами, затем бросил уголь. Но я им никогда не топил, смотрю, чтобы прогорел хорошо, после чего закрыл все задвижки и лег спать. Утром меня поднимают двое часовых, говорят: «Вы арестованы, поднимайтесь на гауптвахту». Не могу понять, за что. Потом один из часовых мне сказал, что я вывел из строя весь штаб. Надышались угарным газом. Вместе с начальником штаба всех выносили на носилках. Сижу и думаю, что мне теперь на 15 ближайших лет место пребывания обеспечено государством. К счастью, командир взвода, который меня послал, заранее не проинструктировал о правилах растопки углем, и при проведении проверки все это вылезло. Ну, я особистам честно рассказал, что у нас в селе никогда не топили углем, мы топимся только дровами. В итоге посидел ровно пятнадцать суток и меня отпустили.

Сапер Намоконов Иван Прокофьевич, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Сослуживцы. Стоят (слева направо): Василий Аксенов, Евгений Шимков, Николай Ефимов, Семен Егоров, Иван Намоконов, Александр Бабенко; сидят (слева направо): Петр Панченко, Николай Казанцев, Александр Безбородов, Анатолий Ластумин. Февраль 1950-го года.

 

Демобилизовался я из армии в 1950-м году, затем переехал в пос. Черноморское Крымской области, с тех пор здесь и проживаю.

https://iremember.ru

Интервью и лит.обработка: Ю. Трифонов

Прошёл всю войну в составе Ленинградского, I Белорусского фронтов. Участвовал в освобождении Варшавы и Польши. Награжден медалями "За взятие Берлина", орденами Славы 2 и 3 степени. 

Получил множество ранений, он никогда не рассказывал о том страшном времени. на вопросы о войне говорил коротко: "Хушэр байга, хушэр байга..." (было тяжело...)

Юндунов Дондок прошел войну от самого начала и до конца. Он был и сапером, и стрелком, и связистом-ездовым. 

Был награжден орденом Отечественной войны II степени. С восьмого по 12 января 1945 года каждую ночь работал в 20-130 метрах от траншей противника под пулеметным огнем и артиллерийскими налетами, проделывал проходы в заграждениях своих войск и противника. В исключительно трудных условиях, так как мины были занесены снегом и обледенели. Благодаря своей настойчивости и опыту снял 70 мин. В ночь с 13 на 14 января 1945 года он скрытно подобрался к проволочному заграждению противника и подорвал его перед артиллерийской подготовкой. За смелость и решительность был награжден орденом Славы III степени.

После завершения Восточно-Прусской операции соединения и части 3-го Белорусского фронта направили на восток против японских милитаристов. В Маньчжурии он воевал в составе 170-го отдельного саперного батальона 63-й стрелковой Витебской Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова дивизии. В течение ночи, в условиях горно-болотистой местности, из подручных средств в непосредственной близости от противника он проложил шесть метров жердевой дороги. Задание выполнил в срок, что способствовало быстрому продвижению наших частей вперед. За свои подвиги он был награжден орденом Красной Звезды. К орденам прибавились медали «За отвагу», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией», «За победу над Японией».

Война закончилась, пришла долгожданная Победа. После демобилизации вернулся в родное село Хойто-Ага. Активно участвовал в восстановлении изрядно запущенного в годы войны хозяйства. Ему дали отару овец. К боевым наградам прибавились трудовые знаки отличия: за добросовестную работу он был награжден медалью «За трудовое отличие».

Этот День Победы
Порохом пропах,
Это праздник
С сединою на висках.
Это радость
Со слезами на глазах.
День Победы!

В нашей школе прошли различные мероприятия, посвященные Дню Победы! 

Конкурс чтецов «Мы правнуки твои, Победа!», посвященный 72-летию Победы в Великой Отечественной войне, среди учащихся 4-х классов!

5 мая  - торжественный концерт учащихся 1-4 классов школы полного дня  для родителей в ТЮЗе школы.

6 мая - традиционное чествование ветеранов войны, тружеников тыла, детей войны, посвящённое Дню Победы, котороге прошло очень трогательно и душевно! 

 

Поздравление ветеранам на праздничном концерте в школе. Песня В. Высоцкого "Он не вернулся из боя" в исполнении директора школы Митрофановой Татьяны Геннадьевны.

 
Страница 1 из 20