Суббота, 03 июля 2021 12:30

Как 1500 казаков взяли штурмом Улан-Батор, который обороняли 10 000 китайцев

Автор 

В декабре 1920 года отряды Азиатской конной дивизии во главе с бароном Унгерном подходят к Урге. Осадное войско было небольшим – всего 1500 человек, при 12 пулеметах и 4 орудиях. Состояла дивизия из офицеров русской армии, казаков, бурятов, тибетцев, монголов, татар и башкир, которых китайцы особенно боялись.

Разношерстая армия была спаяна железной дисциплиной и мистическим страхом перед Романом Унгерном. Конной дивизии предстояло выбить из города 10 тысяч китайских солдат, к которым присоединилось 5 тысяч ополченцев Урги. На вооружении у противника было 72 пулемета и 18 пушек. Для защиты вокруг города китайцы выкопали окопы и подготовили в городе опорные пункты обороны.

Два месяца Унгерн не шел на штурм нагнетая обстановку, и все это время город наполнялся ужасом, исходившим от личности военачальника. Китайские генералы приняли странное решение и арестовали Богдо-хана. Поступок оккупантов возмутил местных монголов и угнетающе подействовал на и без того слабый боевой дух китайцев. Из-за страха солдат китайские генералы так и не вывели превосходящие врага по численности в 15 раз войска в поле.

Страха добавил и следующий эпизод: Унгерн в желтых монгольских одеяниях верхом на белой кобыле в одиночку проник в Ургу. Заехал во двор поместья китайского наместника города и дал плеть спящему часовому. После этого на глазах у ошарашенной прислуги и охраны спокойно выехал на улицу. Пущенные на поимку солдаты не смогли словить барона, он буквально растворился на кривых улицах Урги.

31 января в результате продуманной до мелочей операции и отчаянной храбрости тибетцев, переодетых ламами, был освобожден Богдо-хан. После этой акции в китайских солдатах поселился суеверный страх. В ночь перед атакой Унгерн воспользовался старой как мир хитростью. На сопках вокруг Урги, на которых когда-то прятался от врагов молодой Чингисхан, он приказал разжечь множество костров. Увидев сплошное огневое зарево, китайцы были уверены, что к врагу подошло подкрепление.

На рассвете 2 февраля отряд из 200 башкир, бурят и немногих казаков атаковал китайский квартал Маймачен. Нападавшие солдаты шли пешей цепью, и у каждого было по 10 патронов и когда боеприпасы закончились, последовала отвлекающая сабельная атака. В это время с юга в квартал ворвалось 900 всадников генерала Бориса Резухина. Двигаться по кривым улочкам верхом было сложно. Бойцы спешились и начали вести уличные бои.

Китайский военачальник бросил своих подчиненных и сбежал в город. Части гарнизона засели в отдельных домах и храмах. Понимая, что пощады от свирепых бородатых северян не будет, они дрались до последнего. К солдатам присоединились жители квартала, стреляющие в бойцов Резухина даже из луков. Опорные пункты обороняющихся казаки забрасывали гранатами и поджигали.

После того как китайский квартал был занят, три казачьи сотни ворвались в восточные предместья Урги. Здесь была захвачена тюрьма, в которой сидели почти замерзшие насмерть русские колонисты и беженцы. Впоследствии освобождение русских Унгерн называл одной из основных целей похода. Продвижение вглубь города продолжалось, а после наступления ночи 2 февраля бой затих.

С наступлением утра 4 февраля сопки вокруг Урги заполнились убегающими из города китайскими солдатами. Противник сдал город. Трофеями Азиатской дивизии стало 5000 винтовок, полтора десятка орудий, продовольствие, а также деньги из двух ургинских банков. После штурма Унгерн устроил еврейский погром, унесший жизни 50 человек. Независимость Монголии была восстановлена, а Унгерн получил от Богдо-хана номинальный титул, однако его авторитет среди населения стал огромен.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии