Среда, 04 февраля 2015 22:44

Кровавая трагедия российского казачества

Автор 

24 января 1919 года Оргбюро ЦК РКП(б) выпустило циркулярную директиву «О расказачивании». Это письмо ставило казачество в положение поверженного врага и фактически объявляло вне закона. Слова Льва Троцкого «казаки – единственная часть русской нации, способная к самоорганизации. По этой причине они должны быть уничтожены поголовно» хорошо известны исследователям темы, казачьему духовенству, знатокам отечественной истории.

Сразу после директивы в «Известиях ВЦИК» была опубликована статья, в которой автор прямо утверждал: «У казачества нет заслуг перед русским народом и русским государством. У казачества есть заслуги перед темными силами русизма. По своей боевой подготовке казачество не отличалось способностями к полезным боевым действиям. Особенно рельефно бросается в глаза дикий вид казака, его отсталость от приличной внешности культурного человека западной полосы» и далее «…стомиллионный русский пролетариат даже с точки зрения нравственности не имеет здесь права на какое-то великодушие… Старое казачество должно быть сожжено в пламени социальной революции…».    

По самым приблизительным подсчетам, в результате красного террора погибли три миллиона казаков. Отдельные трагические страницы связаны с гибелью казачьих священнослужителей, которым отрубали руки, чтобы перед смертью они не могли помолиться. 

В приказе-воззвании в августе 1919 года красный командир дивизии Ф. Миронов писал: «Население стонало от насилий и надругательств. Нет хутора и станицы, которые не считали бы свои жертвы красного террора десятками и сотнями. Дон онемел от ужаса... Восстания в казачьих областях вызывались искусственно, чтобы под этим видом истребить казачество».

В течение последних двух десятилетий ежегодно во многих храмах России и в православных храмах за рубежом 24 января – в день траура собираются потомки казаков, представители различных общественных организаций казачества, священнослужители, обычные люди для того, чтобы вместе зажечь свечи и под хоровое пение помолиться об упокоении всех, кто понесли те скорби.

96 лет назад, 24 января 1919 года, Я.М. Свердлов (Ешуа-Соломон Мовшович Розенфельд), руководитель Оргбюро ЦК РКП (б), подписал и организовал исполнение постановления «О расказачивании», разослав циркулярно местным партийным и исполнительным органам секретное письмо Оргбюро ЦК РКП (б) об отношении к казакам.

Показательно в этом плане предписание Донбюро РКП (б): «В целях скорейшей ликвидации казачьей контрреволюции и предупреждения возможных восстаний Донбюро предлагает провести через соответствующие советские учреждения следующее:
1)    Во всех станицах, хуторах немедленно арестовать всех видных представителей данной станицы или хутора, пользующихся каким-либо авторитетом, хотя и не замешанных в контрреволюционных действиях, и отправить как заложников в районный революционный трибунал. (Уличенные, согласно директиве ЦК, должны быть расстреляны).
2)    При опубликовании приказа о сдаче оружия объявить, что, в случае обнаружения по истечении указанного срока у кого-либо оружия, будет расстрелян не только владелец оружия, но и несколько заложников.
3)    В состав ревкома ни в коем случае не могут входить лица казачьего звания, не коммунисты. Ответственность за нарушение указанного возлагается на райревкомы и организатора местного ревкома.
4)    Составить по станицам под ответственность ревкомов списки всех бежавших казаков (то же относится и к кулакам) и без всякого исключения арестовывать и направлять в районные трибуналы, где должна быть применена высшая мера наказания».
(Партархив Ростовской области (ПАРО), ф.12, оп.23, д.51, л.11).

Несмотря на команду о прекращении репрессивных мер, по сути, запрет подписанного Свердловым Постановления, выполнение данных в нем указаний продолжалось.

Донбюро РКП(б), не взирая на запреты Пленума, продолжало работать в раз заданном императиве. Резолюция, принятая им 8 апреля, рекомендовала донским органам рассматривать донское казачество как базу контрреволюции. «Все это, - говорилось в ней, - ставит насущной задачей вопрос о полном, быстром, решительном уничтожении казачества как особой экономической группы, разрушение его хозяйственных устоев, физическое уничтожение казачьего чиновничества и офицерства, вообще всех верхов казачества, активно контрреволюционных, распыление и обезвреживание рядового казачества и о формальной ликвидации казачества». (ЦПА ИМЛ, ф.17, оп.65, д.34, л. 163-165).

Все эти планы и действия по их выполнению были столь бесчеловечны, что привели в ужас даже большевистских представителей Центра, находившихся в воинских формированиях Южного и Восточного фронтов.

«Партийное бюро, - докладывал посланный на Дон московский коммунист М.Нестеров, - возглавлял человек, который действовал по какой-то инструкции из Центра и понимал ее как полное уничтожение казачества… Расстреливались безграмотные старики и старухи, которые едва волочили ноги, урядники, не говоря уже об офицерах… В день расстреливали по 60-80 человек… Во главе продотдела стоял некто Голдин, его взгляд на казаков был такой: надо всех казаков вырезать! И заселить Донскую область пришлым элементом…» (Член РКП Замоскворецкого района М.В. Нестеров ЦА ФСБ РФ. С/д Н-217. Т.4. С. 149-153. Заверенная в Казачьем отделе копия).

Другой московский коммунист К. Краснушкин докладывал в ЦК большевистской партии: «Комиссары станиц и хуторов грабили население, пьянствовали… Люди расстреливались совершенно невиновные – старики, старухи, дети… Расстреливали на глазах у всей станицы сразу по 30-40 человек, с издевательствами, раздевали донага. Над женщинами, прикрывавшими руками свою наготу, издевались и запрещали это делать…».
(К.К. Краснушкин ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 83. Д.8. Л.43-52. Заверенная копия. ЦА ФСБ РФ. С/д Н-217. Т.4. С.138-145, 145 об. Машинописная копия) 

Жестокость расказачивания по Я.М. Свердлову и его единомышленникам объясняется не только условиями Гражданской войны, но и тем, что значительную часть проводников этой политики на местах осуществляли лица не русского происхождения (евреи, прибалты, чехи, словаки и другие), которым были чужды культура, история и боевые традиции российского казачества. (Расказачивание – А.П. Федотов и другие «КАЗАЧЕСТВО, ЭНЦИКЛОПЕДИЯ» М.2008) 

«В силу приказа о красном терроре на Дону расстреляны десятки тысяч безоружных людей. Население стонало от насилий и надругательств. Нет хутора и станицы, которые не считали бы свои жертвы красного террора десятками и сотнями. Дон онемел от ужаса... Восстания в казачьих областях вызывались искусственно, чтобы под этим видом истребить казачество», - писал в своем воззвании к казакам и в письме Ленину в августе 1919 года Ф.К. Миронов.  

Но глас его оказался гласом вопиющего в пустыне. Голос Филиппа Кузьмича Миронова смолк в казематах Бутырской тюрьмы… (РЦХИДНИ ф.5, оп.2, д. 160, л.22-23; Лосев Е., Миронов М. 1991, с.349, 340-341).   

Вспоминая события тех лет, М.А. Шолохов в письме А.М. Горькому (Пешкову) от 6 июня 1931 г. писал: «Алексей Максимович! …Некоторые «ортодоксальные» «вожди» РАППа обвиняли меня в том, что я будто бы оправдываю восстание, приводя факты ущемления казаков Верхнего Дона. Так ли это? Не сгущая красок, я нарисовал суровую действительность, предшествовавшую восстанию; причем сознательно упустил такие факты, служившие непосредственной причиной восстания, как бессудный расстрел в Мигулинской станице 62 казаков-стариков или расстрелы в станицах Казанской и Шумилинской, где количество расстрелянных казаков (бывшие выборные хуторские атаманы, георгиевские кавалеры, вахмистры, почетные станичные судьи, попечители школ и прочая буржуазия и контрреволюция хуторского масштаба) в течение 6 дней достигло солидной цифры – 400 с лишним человек. Наиболее мощная экономическая верхушка станицы и хутора: купцы, попы, мельники, отделывались денежной контрибуцией, а под пулю шли казаки зачастую из низов социальной прослойки. И естественно, что такая политика, проводимая некоторыми представителями советской власти, иногда даже заведомыми врагами, была истолкована как желание уничтожить не классы, а казачество». (Шолохов М.А., Собр. Соч.в 8 тт. Т.8. М., 1980. С.31).

А Реввоенсовет Восточного фронта (Иосиф Ходорковский) на основе Постановления Оргбюро издал 28 февраля 1919 года Инструкцию (для секретного и служебного пользования) войскам фронта, направленную на поголовное истребление оренбургского и уральского казачества:
1. Все, оставшиеся в рядах казачьей армии после 1 марта, объявляются вне закона и подлежат беспощадному истреблению.
2. Все перебежчики, перешедшие на сторону Красной Армии после 1 марта, подлежат безусловному аресту. ЧК предписывается строжайшим образом расследовать обстоятельства их перехода.
3. Все семьи оставшихся в рядах казачьей армии после 1 марта объявляются арестованными и заложниками.
4. Объявленные заложниками поступают на учёт местного Совета: членам указанных семей и их имуществу производится учётная перепись.
5. Выезд семьям и их членам, объявленным заложниками, безусловно, воспрещается.
6. Все члены семей, объявленные заложниками, дают, во исполнение пункта 5, подписку.
7. В случае самовольного ухода одной из семей, объявленных заложниками, подлежат расстрелу все семьи, состоящие на учёте данного Совета.
8. Имущество расстрелянных конфискуется и распределяется среди беднейшего населения.
9. Все сражавшиеся против Красной Армии с оружием в руках и перебежчики, перешедшие после 1 марта, и освобождённые из- под ареста, лишаются права голоса, находясь на положении деревенской буржуазии.
10. Казаки в возрасте свыше 45 лет, не имеющие сыновей в Красной армии и не стоящие на стороне Советской власти должны быть расстреляны.
11. Расстреливать на месте вместе с семьями казаков, не сдавшихся в плен по истечении недельного срока».
(РЦХИДНИ с. 60, 69 70.)   

Дорого обошлась революция казачеству. Только на Дону, где к 1 января 1917 года проживало 1 428 846 человек, на 1 января 1921 года осталось 752 973 человека. По сути, был “вырезан” каждый второй. Такая же картина была и по всем остальным территориям казачьих войск.

А в это же самое время забайкальских казаков вырубали под корень.

С ликвидацией забайкальской «белой государственности» Забайкальская область стала составной частью Дальневосточной Республики, а после ликвидации ДВР и с установлением Советской власти для забайкальских казаков наступили трудные дни. Как и повсюду в России, на них обрушились репрессии. Причиной этому явилось то, что тысячи забайкальских казаков служили в белой армии, многие из них принимали участие в карательных акциях белого режима.

Многие казачьи семьи, не принявшие Советскую власть, ушли в Маньчжурию (Трехречье). Основная масса ушедших – старики, женщины, дети – в Гражданской войне не участвовали, но ЧОНовские (ЧОН – части особого назначения) карательные отряды не щадили никого.

По договоренности с гоминьдановским правительством Китая карательные отряды Советов свободно передвигались по территории сопредельного государства. Такие «походы за головами» ЧОНовцы совершали вплоть до 40-х годов ХХ века. 

До 1936 года действовал лозунг «О перековке казачества» и правила по ограничению прав казаков, существовали ограничения и по службе в РККА.  

Кровавая трагедия казачества, будем надеяться, навсегда ушла в прошлое. Но уже никогда не вычеркнуть из истории кровь, муки и гибель тысяч людей, попавших под пресс расказачивания. 

В Советском энциклопедическом словаре дано определение понятию «геноцид» - одно из тягчайших преступлений против человечества, истребление отдельных групп населения по расовым, национальным, этническим или религиозным признакам, а также умышленное создание жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное физическое уничтожение этих групп, равно как и меры по предотвращению деторождения в их среде».

//«Вестник Забайкальского казачьего войска», 29 января 2015 года, с.17


  

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии