Четверг, 17 марта 2016 12:28

Шимки - горстка казаков или щепотка табака. История села в Тункинском районе

Автор 

Название села Шимки в переводе с бурятского означает - «щепотка», «горсточка». Вероятно, оно связано с горсточкой казаков, поселившихся на заставе.

 В 1665 г. в Тункинской долине в устье реки Тунки был построен Тункинский острог, в настоящее время здесь находится село Никольск.

В 1709 г. в Тункинский острог из Иркутского конного казачьего войска, входившего в Енисейскую бригаду, было направлено 150 казаков для несения караульной службы. Часть казаков отправлена по селам Монды, Туран, Шимки для отражения возможных набегов кочевых племен. В основном это были выходцы из центральных губерний России. В устье реки Малая и Большая Тайторка в удобном месте была установлена казацкая застава численностью 98 человек. Пограничные казаки несли дежурство и караульную службу, охраняли круглогодично границу от набегов монголов, китайцев, были государевыми слугами. За свою службу получали жалование, или государево содержание.  По сравнению с крестьянами у казаков были определенные привилегии: больший земельный надел,  жалование. Весь уклад их жизни - это постоянная военная готовность. Где бы казак ни находился, он должен был быть в постоянной готовности: верховая лошадь, обмундирование, вооружение всегда были наготове. Конные казаки сопровождали государственные обозы, экспедиции, грузы, охраняли границу. Пешие казаки призывались на военную службу в случае войны, нападения. 

Географическое положение заставы удовлетворяло властей: отсюда открывался выход в долину, проходила дорога к границе. Крупным конным отрядом обойти это место невозможно, оно находится на выходе в Тункинскую межгорную котловину. С южной стороны - хребет Хамар-Дабан, с северной - река Иркут - имеет прижим к горе Бойтог Ниловского отрога. Именно с этого момента сторожевой пункт перерастает в крупную станицу, казаки постепенно осваивают плодородные земли на террасах реки Иркут. Кроме того, здешние места оказались богаты ягодами, грибами, охотничьими угодьями, в реке водилась рыба. Плодородные земли и климат располагали для занятий земледелием, овощеводством.

Казаки несли не только сторожевую службу, но и помогали хозяйственному освоению края: хорошие земледельцы, они научили заниматься земледелием и бурятское население, проживающее в Елотах на левом берегу реки Иркут. В свою очередь  буряты приучили казаков к разведению скотоводства. Казаки ставили рубленые избы топором, стало рубить избы и бурятское население. В общем, несли определенную бытовую культуру. В течение нескольких веков произошло смешение родов казаков с местным бурятским населением.

Станица была разбросана, со временем сложилось несколько предместий: Тайторка, Черемушка, Шартай, Загорода, Бурук, Елоты. Тайторка и Загорода- места первопоселенцев-казаков, Шартай и Черемушки- казаков и крестьян, Елоты - ясачных бурят. Каждый казак мастерски владел верховой ездой. Сказывают, что за 15-20 минут верховой казак мог домчаться в Тункинский острог через Бадары с донесением.

Ревизовавший свою губернию генерал-губернатор Восточной Сибири Гагарин в 1709 г. побывал в Тунке и выслушал доклад казачьего сотника, в чьем подчинении были все караулы на Великом Мунгальском пути. Тогда он повелел: караул Троицкий именовать впредь станицей Троицкой. Сторожевой форпост в Тункинской долине Шимки получил название станицы Новотроицкой, или Георгиевской. Название Новотроицкая, вероятно, произошло от часовни в районе реки Тайторка, где ежегодно в начале лета проводился праздник святой Троицы. Крестный ход начинался от Михайло- Архангельской церкви (где сейчас здание ДК села) и двигался до часовни, где настоятель церкви священник читал молитву. Название Новотроицкая  в быту не прижилось, в официальных бумагах и архивных сведениях значится как Георгиевская[1].

2. История казачества станицы Георгиевской.

В станицу входили 2 поселка: Монды и Туранский караул. Кроме того, имелись казачьи заимки, в том числе и на сопредельной монгольской территории. Население станицы было почти чисто казачьим, с незначительной прослойкой крестьян- старожилов, имелось 160 казачьих дворов. В 1911 году здесь проживало около 700 казаков, в 1919 году в станице числилось не менее 880-920 лиц казачьего сословия-640 дворов.

В памяти народа казачество отождествлялось с вольностью, независимостью, свободой. Недаром в народе говорят о свободном человеке - вольный казак. Однако казаки сами постепенно попали под гнет самодержавной власти, утратив былые черты вольности. Самодержавие взяло под контроль казаков. Власти рассматривали казаков как свою опору. Люди, получавшие казачье звание, должны были исполнять воинскую повинность, переносить, как было сказано в военном Уставе, тяготы и лишения службы. В 1699 г. вознаграждение казаков за службу было следующим: конный казак получал в год денег 7 рублей, хлеба 7 пудов, овса 4 и соли 2 пуда. Правительственный Сенат от 27 марта 1793 г. постановил выдавать казакам под усадьбы, пашни, покосы и пастбища по 6 десятин земли. Указ от 28 октября 1796 г. определил размеры жалования казакам: конному казаку-6 рублей 16 копеек и 90 копеек на фураж, пешему казаку- 4 рубля 90 копеек. По «Положению…» от 1 июля 1822 г. было предусмотрено призывать на службу молодых казаков с 16-летнего возраста, являться на службу на собственном коне, при своем обмундировании и снаряжении. На прокорм лошади из казны отпускался фураж в течение семи месяцев. Для заготовки сена отводились луга и покосы, а также казаки получали от казны деньги за сено, земельный надел увеличился до 15 десятин. Овса было положено из казны по одному гарнцу в день. Все это выдавалось при условии службы казака в строю. Дома он содержал лошадь на свои средства.

4 января 1851 г. вышло новое «Положение…» о службе. Многие пункты службы сохранялись, но вводились некоторые отличия. Срок службы смягчался тем, что казак увольнялся во время прохождения службы на 1 год в станицу, где хозяйствовал на земле, затем вновь возвращался в часть. Общий срок службы устанавливался офицерам-25 лет, нижним чинам-30 лет. Затем казаку выдавался паспорт. Увеличивалась норма провианта для лошадей и хлебное довольствие казакам, земельный надел до 30 десятин  земли, удобной для хлебопашества. Офицерам полагалось 60 десятин.

19 мая 1871 г. вышло утвержденное Александром II новое положение. Иркутский казачий конный полк упразднялся, и все казаки с их семействами переводились в крестьяне, получая земельный  надел в размере 15 десятин на мужскую душу. За ними оставлялись усадьбы, которыми они владели. Для коренных казаков и старожилов сохранялся пожизненный земельный надел по 30 десятин на мужскую душу, передававшийся по наследству. Срок службы для казаков составлял 15 лет - полевой, 7 лет - внутренней. Молодые казаки зачислялись на службу в 21 год, в возрасте 35 лет переходили в разряд внутренней службы, в 42 года увольнялись в отставку.

Особой заботой молодого казака было приобретение обмундирования (шинель, фуражка, конная упряжь). Для облегчения этих забот в 1856 г.  при части Иркутского казачьего конного полка был открыт специальный магазин, где  за наличные деньги или в долг под вычет довольствия станичники могли взять обмундирование. Малоимущим и бедным казакам обмундирование, вооружение выдавалось бесплатно по прошению станичного общества, заверенным подписью генерал-губернатора. Церковным причтам было отведено по 300 десятин хлеба. Это укрепляло православие среди государевых служилых людей [2].

Нравственное воспитание казаков осуществляла церковь. В домах казаков обязательным атрибутом были иконы с лампадками, библии и евангелия. В семьях казаков ревностно поддерживались религиозные и нравственные устои жизненного бытия. Высоко ценилось чувство патриота, государственника, собственника. В среде казаков осуждались нерадивость, дурное поведение, нетрезвый образ жизни. На сотню казаков было 214 лошади, 825 коров и по полторы овцы. На 1 двор - по 2,5 лошади, 8 рогатого скота, 2-3 овцы. К 1871 г. шимкинские казаки входили в V сотню Иркутского казачьего конного полка с численностью 97 казаков.

      Делались постоянные вклады в храмы, в них хранились старинные знамена и оружие, другие войсковые святыни. Все казаки были Православные, иноверцев не было вообще. Жизнь шла строго по церковному календарю, когда сеять, когда пахать, когда свадьбы играть. Выход в церковь был праздничным событием. Являлись всегда по форме, а казачки и дети - принаряженные. Трудно сказать о соблюдении постов, ибо казаки постоянно были на отхожих промыслах в тайге и зимовьях. Белковали, зверовали, рыбачили, возили грузы, держали подряды и откупы по перевозу и сопровождению по торговым путям. Хранителями обычаев были старики и женщины. Глава семьи назывался «Сам», а его жена «Сама». Поэтому, приходя в дом, вопрошали: «Сам-то дома?». Послушание дома Самому было безусловным. Только он решал, кого из сыновей отделить и кому что наследовать. Рождение казачонка было огромной радостью: «Казак родился - Царю пригодился». А он с малолетства  ощущал себя воином  Христовым. Вместе с ним приходил и пай земли. На дочку же получали полпая и зорко смотрели, с кем породниться, с кем покумиться. Пьяниц и босяков, как правило, не было, ибо только от большого досуга и лени это могло происходить в Сибири. Кроме того, сама казачья община жестко решала вопросы воспитания: служить за дармоеда никто не желал. Отношения старших и младших были строго уважительные. Выход в гости по праздникам или другим торжественным случаям имел свою строго заведенную иерархию и обычаи. Обязательно угощались (не в пост) молочной пищей:   сметаной и творогом. Свои местные блюда были мороженые пельмени, калачи, шаньги (расстегаи с творогом), мороженый хариус, разбитый обухом топора на пороге. Подавался с посудой со смесью соли и перца, куда и макали тающие куски  мороженой рыбы. Обязательно собирали грибы, ягоды, много брали черемухи, а потом мололи её, делая пирожки. Особым угощением были хворост (особенно для бурят), это сладкое тесто, опущенное полосами в кипящее масло (бова)[3].

       Дома ставились добротные из листвяка на века. Вначале бревна кололись вдоль и крыли ими крыши, двор, стайки. Обычно на улицу выходило три-пять окон со ставнями и резными наличниками. Потом пошел тес, плахи. У каждого хозяина были заимки для выпаса скота, охоты, выделенных пашен. Изба, как правило, состояла из «залы» (гостиная комната), кутьи (спальни обычно за печкой) и кухни. С обязательным иконостасом  и намоленными,  тятенькими, «баушкиными» старинными иконами. Крыльцо чаще всего на юг, а северная сторона обычно без окон. Дома мылись изнутри и снаружи, а в ограде должно быть «хоть яичко катай». Очень мало садили деревьев, зато были большие огороды с полезными овощами и растениями. Дома никогда не запирались, а подпиралась дверь палочкой, это означало, что ушли куда-то. Этот обычай сохранился вплоть до 50-х годов минувшего  столетия.  

       Так как шимкинские казаки проживали довольно далеко от границы, интенсивный торговый обмен с Китаем и монголами был затруднен. Но через 2-3 поколения тункинские пограничные казаки стали наиболее зажиточной частью населения. По воспоминаниям, среди них появилось много состоятельных купцов, содержавших лавки. У них можно было приобрести соль, спички, порох, товары первой необходимости. Товары они возили из Иркутска.

3. История церковно-приходской школы.

        В 1709 году казаки срубили деревянную церковь, освятили ее, она строилась местными умельцами по типу северного церковного деревянного зодчества, откуда были выходцами многие казаки. Церковь была построена на средства прихожан: каждый должен был внести свою лепту, отработать несколько дней на стройке. Помочь замесить раствор, поднять кирпичи наверх, все делалось вручную, собрать куриные яйца для раствора, покормить мастеров. Колоконада была сделана из бревен толщиной в 80 см. Старожилы вспоминают, что внутреннее убранство церкви было очень богатым, много икон, золотых и серебряных приборов[4). В старину по состоянию храма судили о том, насколько зажиточным является село. Поэтому прихожане украшали свою церковь, жертвовали чем могли,  внося посильный вклад.     

       Бережно, из поколения в поколение передавали казаки любовь к дереву, умение плотничать переходило от отца к сыну. Местные рукодельницы занимались вязанием, шитьем, вышиванием. Соорудили деревянные ткацкие станки, прялки, из конопли ткали дорожки, холстины. Темы для своих узоров, орнаментов брали в окружающей природе, там они черпали свое вдохновение.

       Население станицы делилось на бедняков - более 50%, середняков- до 40% и зажиточных. По рассказам старожилов, хозяйства служилых казаков были зажиточными: им принадлежало более четверти всей пахотной земли, многие из них имели в своем хозяйстве по 7 пар рабочих волов, 3-4 лошади, 2-3 дойных коровы, свиноматок по10, овец и разную птицу. Земли богатых обрабатывали наемные работники из бедных семей, но и сами хозяева работали до седьмого пота.

       В 1871 г. открыта церковно-приходская школа, где учились в основном дети зажиточных крестьян и казаков. С этого года Шимкинская школа ведет свое летоисчисление. Первым законоучителем был священник Василий Васильевич Архангельский, обучавший детей бесплатно. И церковь назвали его именем-Михайло-Архангельской. Затем псаломщик, окончивший курс духовной семинарии - Андрей Иванович Васильев- за вознаграждение 120 рублей. Поп Рудченко, или Рутченко, (по другим данным - Короткоручко) - долго учительствовал, затем его сын Митрофан. В 1899 году там обучалось 28 учеников, 25 мальчиков и 3 девочек, 14 русских, 14 бурят. В церкви был один класс, в число обязательных предметов входили Закон Божий, русская грамматика, арифметика до тройного правила, пение, рукоделие. Сохранились до наших времен 2 украшенных узорами дома, где проживали священнослужители со своими семьями: дьяконы, псаломщики, иереи. 2 года назад там произведен евроремонт, дома приспособлены под школьный медпункт и корпус мальчиков.

      Революция 1917 года изменила уклад жизни казаков. До 1920 г. в селе имелось 500 дворов, в церкви вкладов на сумму 5665 рублей, золотая и серебряная утварь, ковры. В этом же году прошли выборы в сельский совет, первым председателем Шимкинского сельского совета избран активист, сочувствующий большевикам - Федор Павлович Безотечество.

       В 20-х годах на строительство тракта Култук - Монды в долину направили ссыльных, раскулаченных «буржуазных элементов» различных национальностей, расселяли их в брошенных домах. Многие из них умерли на строительстве, их там же возле дороги и закапывали, много останков обнаружено на самом труднопроходимом горном перевале - Зангинсане.

      Михайло-Архангельскую церковь постигла ужасная участь - в январе 1928 г. состоялось заседание сельского совета о закрытии церкви, на тот момент община верующих состояла из 501 человека в возрасте от 18 лет и старше, мужчин-250, женщин-251. Свыше 100 наименований церковного имущества конфисковано, среди них были серебряные и золотые, медные, оловянные, железные, бронзовые изделия. Большевики в буквальном смысле громили церковь - иконы, церковную утварь, священные книги решили сжечь, но нашлись смелые люди, которые растащили их по домам, спрятали в амбарах, на чердаках. В советское время многие помнят, как развешенные иконы, фотографии казаков в казацкой одежде прикрывали полотенцами. Позже здание церкви приспособили под школьную мастерскую, на месте церкви построили в советское время танцплощадку, затем опять разрушили.

      После передачи имущества отцу Митрофану угрожали арест и ссылка. Его увезли под прикрытием ночи по реке в Иркутск, предварительно сбрив ему бороду, остригли волосы. Впоследствии выслана из села и его семья.

       В 1921 году на базе церковно-приходской школы открыта начальная школа, при школе было введено вечернее образование - ликбезы для взрослого населения (ШКМ). Вся сельская молодежь пошла в школу за знаниями. Одной из первых учительниц была Мария Павловна Богданова.

4. История белоказачьего движения в станице.

        Гражданская война, события 1918 года расколола жителей станицы- казаков и крестьян-бурят на два лагеря. Часть казаков, до этого верой и правдой служивших царю, никак не могли принять советскую власть, оказывали яростное сопротивление. В 1918 году революционный отряд под командованием партизанского командира Н.А.Каландаришвили решил пройти через Тункинскую долину в город Иркутск, но путь им преградили белоказаки. Тогда Каландаришвили принял решение пробиваться через Тунку мелкими группами по 5-6 человек. Ожесточенные сражения произошли возле сел Мойготы, Хойтогол, Бурук (там было 5-6 домов бурят) возле Могой-Горхона. Казаки выскочили продвигавшимся обессиленным бойцам из засады, со стороны леса. Жители Бурука обнаружили тела шестерых взрослых и одного мальчика, около 14 лет, в овраге, где они были погребены. В 1929 году могилу вырыли и перезахоронили останки в 3 метрах от оврага, установили памятник. Местность эту буряты до сих пор называют «Долоон солдат»- семь солдатов». В 1968 году здесь установили обелиск.  

       Династия Шубиных - одна из древнейших среди Тункинских казаков. Одни были бедны, а купец-скотопромышленник из казаков Андрей Иванович Шубин богат, торговал с монгольскими аратами и держал свои заимки, торговлю по всей северной Монголии и Косоголу. Часть купленного скота Шубин продавал в Иркутске, а часть забивал на своей бойне. Был у Шубина магазин, где торговали промышленными и продовольственными товарами. Работников семья не нанимала, имела 3 добротных дома, большое хозяйство. Поговаривали, что у него имелись магазины и в Иркутске[1]. Имели лавки и братья Леонтьевы и Беляковы. К началу революции казаки были состоятельными, зажиточными, практически не было беднейшего крестьянства, каждый казак имел добротный дом, хозяйство. Никто из казаков не держал батраков, семьи были многодетные, в основном жили за счет своего труда. Пепелище усадьбы А.И.Шубина до сих пор стоит в Шимках, это его земля и посаженные тополя. В  его домах размещались советские учреждения. Нынче в который раз их перепродали, приватизировали. Когда в конце 19-го года и в начале 20-х Иркутские казаки хлынули в отступ через Тунку, то сосредоточились на заимках Шубина в Монголии в Хатхоле. Зная все местные тропы и перевалы, через Окинский район в Урянхай и верховья Енисея, атаман Шубин, воевавший на фронтах 1 мировой войны, невольно выдвинулся   в руководители отряда. Под постоянным руководством Шубина было полторы сотни казаков, твердо спаянных дружбой и круговой порукой. Большинство родственников казаков жили в станицах Георгиевской и Никольской, имели тесную связь, и при необходимости отряд мог увеличиваться и уменьшаться. Ведение  успешной партизанской войны заставило Ревком выдвинуть в Шимки второй Сибирский полк, и 26 Златоустовский стрелковый полк. Но казаки Атамана Шубина объединились в один Иркутский казачий полк, а по нумерации Унгерновского штаба в 14 Иркутский казачий полк (согласно показаний И. Бочковой, Архив ФСБ д.1125 л.110). В 1920 году отряд под командованием А.И.Шубина ушел в Монголию вместе с бароном Унгерном, тот пожаловал атаману Шубину звание есаула. Казаки во главе с Терехой Конюшкиным часто наведывались в родные края. В одно из таких посещений атаман был схвачен чекистами, удалось сделать это только после взятия в заложницы его жены. Долгое время о судьбе атамана и его казаков ничего не было известно, еще в 1996 г. прокуратора области отвечала  родным, что ничего неизвестно о судьбе арестованных и о самом Шубине. Известно лишь, что жена атамана, как заложница, была расстреляна 13.08.1921 года. В дальнейшем она была реабилитирована. Всего было 74 заложника, 10 из которых были расстреляны. Только 9 октября 2001 года заложники были реабилитированы.

Иркутские казаки после набега красных рассредоточились на группы, и Шубин вывел отряд через хребты на Мурино, а потом обратно через верховья Тунки в Монголию. Он свободно владел монгольским и бурятским языками, пользовался огромным авторитетом у казаков и инородцев, и легко уходил  от преследования. Шубин был единственный атаман, которого монголы не выдавали большевикам. Он был неуловим.

Тогда большевики прибегли к испытанному средству-захвату заложников.Была арестована жена Шубина-Наталия Игнатьевна, согласно данных анкете №1832 проживала в Шимках, 36 лет; муж Шубин Андрей 39 лет; сын Осип 12 лет; дочери Евдокия- 11 лет,  Степанида-8 лет, Аграфена, Татьяна, Ксения - последней исполнился год. Все заложники, в графе кто они и кого происхождения писали - «хлебороб». Старшего сына Ивана, 15 лет, что находился с отцом в отряде, мать вообще не указала. Арестованы были от бывшего атамана Георгиевской станицы Зверева Анисима Михайловича до Котовщиковой  Любы - 19 лет. Национальность писали все «Русский» или «великорусской» или - «Солдат Шубин». Все казаки и казачки были грамотными и сами старались заполнить анкеты. Аресты провели 17 и 27 мая 1921 г. и немедленно расстреляли 4 заложника. Далее уведомили Шубина, что если он не сдастся, то будут расстреляны его жена, дочь годовалого возраста, вся остальная семья и родные. В окружении Шубина, естественно, были сыновья и  братья заложника. Малолетнюю Ксению мать бросила конвоиру в руки, когда её увозили в Иркутскую тюрьму. Спасая свою  семью и родных, атаман Шубин Андрей Иванович сдался властям, вышел в Тунку  и был скоропостижно уничтожен. Жертва его  была его ненапрасная. Властям не терпелось уничтожить  казаков и казачек[2]. Сын атамана Шубина Иван 1905 года рождения после гибели отца был репрессирован дважды - в 1930, 1950 годах, долгие годы отсидел в лагерях, отправлен служить на Восточный фронт, покончил с собой в 1956 г. Правнук атамана Владимир Иннокентьевич Шубин проживает в г. Иркутске, состоит в Иркутском войсковом казачестве[3].  

        Но и после триумфа Советской власти враги не унимались, 1920-1922 годах в Шимки совершала набеги банда А. Шубина. Она вербовала в банду середняков, колеблющихся шимкинцев, угрожала активистам Советской власти. В конце 1920 года в Шимках был расквартирован 20-й отряд большевистов ВЧК. Его задача- борьба с бандитизмом в районе. 13 октября 1921 года в 138 номере газета «Красный пахарь» писала: «Во вторник 4 октября, в Иркутске начался суд над захваченными красными войсками в Монголии начальником белогвардейской банды в Монголии Андреем Ивановичем Шубиным, его дядей Андреем Петровичем Шубиным, Петром Платоновичем Шаланговичем и Александром Васильевичем Романовым». В 1922 году после ареста и расстрела шубинцев с бандитизмом в районе в основном было покончено. И вскоре 20-й отряд был расформирован, но многие бойцы из отряда-Вавилов, Натоко, Демченко, Огуреев,

Молоканов женились на шимкинцах и остались жить в Шимках. С 1923 года в Шимках расквартирован пограничный отряд, а затем комендатура. В 1926 году комендатура переводится в Кырен.

5. История села в советское время.

       В 1927 году в Шимках создается первая комсомольская ячейка, её организатор и первый секретарь- Кирилл Демидович Большаков, первые комсомольцы - шимкинцы- Иосиф Андреевич Шубин, Андрей Петрович Конюшкин,  Афанасий Николаевич Зверев. Первый коммунист села Николай Александрович Шубин-член ВКП (б) с 1930 года. Он многие годы работал председателем Шимкинского сельского совета

      Весной 1931 года создана сельхозартель «Гигант». Первым председателем был избран Василий Бобков из Тунки, а заместителем Михаил Ульянович Конюшкин. Началась всеобщая коллективизация. Первыми вступили в артель бедняки и сочувствующие Советской власти Иннокентий Самсонович Зверев, Иван Иннокентьевич Зверев. Четыре бригады в артели было, бригадирами работали Иннокентий Кириллович Гульков, Михаил Никандрович Ляхов, Леонид Евлампиевич Котовщиков и др. Коллективизация, как и везде по стране, проходила с массовыми репрессиями по отношению к богачам, кулакам, середнякам. Некоторых арестовывали и высылали по доносу, среди арестованных были Шубин Г.А., Шубин Н.А, Зверев Н.И., Зверев А.А. и другие[4].

       В 1933 году в село пришел первый трактор, многие молодые юноши и девушки с энтузиазмом стали осваивать новую технику в МТС, трактористами в 30-е годы работали Николай Гурьянович Шубин, Даниил Гаврилович Шубин, Владимир Александрович Шубин, Семен Михайлович Шубин, Аграфена Максимовна Шубина и т.д. 25 мая 1934 года состоялся VI аймачный съезд Советов. «Перевыборы Советов прошли под лозунгом «Лучших из лучших ударников производства - в Советы!», - сообщала аймачная газета «Красное знамя». Здесь же газета сообщает, что председатель  лучшего в аймаке шимкинского колхоза «Гигант» А.А. Вавилов избран депутатом аймачного  Совета. Андрей Алексеевич Вавилов руководил колхозом «Гигант» в 1933-1936 годах.

Ударниками 30-х годов, передовиками производства колхоза «Гигант» являлись плотники - И.С. Зверев, И.И. Зверев, Г.А. Шубин, доярки- А.Л. Шубина, У.Е. Зверева, Ф.М.. Шарапова, Л.А. Шубина, М.Д. Томилова.

        В предвоенные 1937-1938 годы председателем колхоза «Гигант» работал Михаил Ульянович Конюшкин. В эту пору в Шимках насчитывалось 428 дворов. В те годы на полях получали в среднем по 11-12 центнеров с гектара.

        С началом Великой Отечественной войны из села на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками ушло 180 человек. В колхозе оставались старики, женщины да дети. Они самоотверженно трудились на полях и фермах, не покладая рук. Пололи руками хлеб, копали картофель, в первую военную осень не успели ее выкопать, зимой ели мерзлую картошку, на полях собирали колоски. На быках пахали, все делали вручную: сеяли, убирали. Но в то, что победим, верил каждый. Трактористками в годы Великой Отечественной войны работали Зинаида Гавриловна Шубина и Василиса Демидовна Шубина.

       В 1942 году на базе начальной четырехлетней школы был создан детский дом, одним из организаторов которого являлась учительница А.В. Самутина. Его первым директором был Григорий Иванович Поляков. Начальная школа была преобразована в неполную среднюю (семилетнюю). В годы войны, когда все мужчины ушли на фронт, урожайность была мизерной, в 3 центнера гектара. Председатели менялись ежегодно, колхоз был развален.   

       В боях  с немецко-фашистскими захватчиками смертью храбрых пали 118 шимкинцев, возвратились только раненые да искалеченные, и, почти не отдохнув, многие сразу же принимались за восстановление разрушенного хозяйства. Сыретор Аюшеевич  Ангархаев, Томилов Лука Николаевич сразу же сели за руль трактора, животноводами стали работать Ларионов Елиферий Спиридонович, Сокольников Николай Григорьевич, Демин Игнатий Степанович, Шубин Николай Гурьянович, Островский Иннокентий Савельевич, Кудреватых Филипп Иннокентьевич, Ангархаев Доржо Дулмаевич.

       В 1951 году Николай Александрович Конюшкин, работавший ранее председателем шимкинского сельсовета, принял колхоз «Гигант». «На счету капитальных вложений в госбанке было 160 рублей, а на других не более сотни» - вспоминал Н.А. Конюшкин. В колхозе в  ту пору действовали свиноферма, овцетоварная, молочно-товарная фермы, табун, птицеферма, гурт доращивания молодника. Посевная площадь составляла 740 гектаров. Много для становления колхоза «Гигант» сделал главный бухгалтер С.Гимадеев. Он навел порядок в отчетности, закрыл лазейки для хищений, разбазаривания. Добрые слова можно сказать о труде доярок З.Г. Шубиной, Ф. Шараповой. М.Д. Томиловой, В.П. Шубиной, К.С. Зверевой, С.И. Зверевой, Е.Г. Котовщиковой. Из года в год добивались хороших показателей табунщики Д.А. Томилов, Г.И. Шубин, Д.-С.Л. Доржиев, скотник-пастух дойных гуртов А.М. Гомбоев, чабаны А.В. Сороковиков, Х.Н. Зверева, работники свинотоварной фермы А.И. Зверев, А.А. Пермяков, П.Н. Пермяков.

       В 1956 году произошло объединение колхоза «Гигант» с колхозом Карла Маркса. Объединенный колхоз стал называться им. ХХ партсъезда. Хозяйства были многоотраслевые, разводили овец, свиней и другую животноводческую продукцию. Н.А. Конюшкин стал бригадиром Шимкинской комплексной полеводческой бригады. Трактористами во второй половине 50-х годов работали С. Ангархаев, П.М. Ангархаев, Ф.П. Шубин, П.Н. Пермяков, В.Д. Томилов, К.Д. Зверев, В.И. Зверев, А.И.Зверев, С.И. Пермяков, Н.Н. Шорстов, А.И. Зверев, доярки этой поры - А.М.Ангархаева, Д.М. Томилова, Д.М. Ангархаева[5].

       15 декабря 1959 года был образован совхоз «Саянский». Шимки стало бригадой этого совхоза. В 1962 году после организации совхоза «Тункинский» Шимки стало отделением этого совхоза, Н.А. Котовщиков работал управляющим отделением до 1975 года. Его жена Елизавета Ильинична Зваричева работала учительницей Шимкинской начальной, а затем  неполной средней школы, восьмилетней  школы до 1970 г.

        Всю свою трудовую жизнь отдали народному просвещению учителя Александра Павловна Шубина, Степанида Ниловна Пермякова, Мария Ивановна Бекетова, Панна Ивановна Томилова, Прасковья Григорьевна Усольцева, Мария Михайловна Кайгородова, Таисия  Петровна Зверева, Людмила Николаевна Бобкова. Многие из них приехали из дальних краев по распределению и навсегда остались здесь учить в интернате ребятишек со всего района.

       В 80-годах Шимки стало отделением совхоза «Тункинский». Директором совхоза являлся  энергичный, талантливый организатор, член КПСС В.Ж.Сыренов, пользовавший ся огромным уважением среди населения. Ему удалось в эти годы вывести совхоз в передовые. Славные трудовые дела колхозников «Гигант» 30-х-50-х годов продолжали передовики - это овощевод, кавалер двух орденов Трудовой Славы - Тамара Ивановна Шубина. Звено её при плане 2000 центнеров собирало 2704 центнера, это 135 процентов. Хорошо урождались огурцы, лук, морковь, свекла. На полях славно трудились механизаторы и комбайнеры В.И. Шубин, А.Д. Ангархаев, Г.Я.Малханов. Сеяли пшеницу, горох, картошку, куузику для МТФ. Скотник-пастух Иннокентий Николаевич

Котовщиков работает на отгоне и ежегодно добивается хороших результатов. К примеру, вместе со своим напарником С. Пермяковым он получал по 883 грамма среднесуточного привеса. За свой труд И.Н. Котовщиков награжден орденом трудовой Славы, золотой медалью ВДНХ, премирован автомобилем» Москвич». Орденом Трудовой Славы третьей степени награжден Владимир Ильич Зверев, работающий  в животноводстве. Среди передовиков производства А. Шорстов - скотник-пастух, телятница Тайторской МТФ Е.А. Натоко, доярка А.М.Ангархаева- обладатель ордена «Знак Почета». В эти годы функционировали 2 фермы - Шартайская и Тайторкская, многие доярки- Х.Б. Зурбаева, В.С. Сушкеева, А.С Зурбаева, П.С .Сыбикова, М.Л. Сымбелова, М.А. Шипицына, Н.Б.Доржиева и др. ежегодно перевыполняли план социалистического соревнования, стали трехтысячницами, были награждены путевками на ВДНХ в Москву, поездкой в социалистические республики. В конно - табунном животноводстве отличился передовой табунщик Д-С. Л. Доржиев, ежегодно добивавшийся хороших привесов на отгоне. В эти же годы отмечается рост жилищного строительства на селе. Была построена АТС на 50 телефонов. Усилиями заведующей клубом З.Е. Хартаевой и худрука Усольцевой Ф.Г. на селе возрождается казачий фольклорный ансамбль «Калинушка», который вскоре становится образцовым народным. Ансамбль принимал участие во многих региональных и всероссийских конкурсах: «Играй, гармонь!», «Путь Аввакума» и становился дипломантом.

       В трудные 90-е годы, как и по всей стране, произошел развал совхоза, многие остались без работы, особенно молодежь, на селе функционировали только детский сад, школа, овощеводческое звено. За эти годы как только не переименовывали совхоз: АО, СПК, ОАО, ОКХ, но от этого положение не улучшается. Усилием бригадира А.В.Шубина был возрожден СПК «Гигант», занимавшийся выращиванием зерновых, овощей, но из-за убыточности распался, осталось только овощеводческое звено под руководством Л.А. Шубиной-Натоко.

         Об истории села многое могут рассказать названия улиц. Такие названия, как улицы Октябрьская, Первомайская, Рабочая расскажут об исторических этапах нашей Родины. Названия улиц Чапаева, Каландаришвили говорят о героях Гражданской войны. Улица Полевая граничила раньше с полем, Иркутная и Набережная идут по берегу Иркута, Трактовая находится на центральном тракте.

6. Современное состояние села.

       Сегодня, в XXI веке, шимкинцы - потомки казаков, тех, кто в 20-е, 30-е годы строил новую жизнь, живут по-другому. В целом жизнь и быт односельчан улучшается. Кроме государственного магазина, работают 3 торговых точки частных предпринимателей. Жители села покупают бытовую технику, автомобили. Обычным делом стало приобретение компьютера, сотового телефона, спутниковой тарелки. Село продолжает жить, несмотря на тяжелое состояние сельского хозяйства. На сегодня поощряется создание личных подсобных хозяйств, Тосов, индивидуальное предпринимательство. Потомки животноводов, с детства помогавшие родителям в их нелегком труде, продолжают их традиции: это Ларионовы А.В., В.В., Котовщиков А.Н., создавшие свое ЛПХ; Шубина Л.А.-ОКХ; Дунцаев В.С.- ТОС по табунному коневодству; молодые предприниматели создают частные ИП и т.д. Они работают бок о бок с бурятами, представителями других национальностей, увеличивается количество межнациональных браков. В новом веке большое значение уделяется возрождению старинных народных праздников, обычаев и обрядов. На селе в 1998, 2000, 2002 годах проведены народные праздники «Сагаалган», «Масленица» по улицам. Усольцева Ф.Г. ведет детский фольклорный ансамбль «Иван-да- Марья», который тоже получил звание образцового народного.

         Идет активное возрождение казачества: избран атаман станицы, в 2010 году проведен обряд посвящения мальчиков в казаки, реабилитировано имя станичного атамана Шубина А.И. и его семьи - в 2011 году в Шимках установлен памятный крест на месте нахождения дома атамана казаками Иркутского войскового казачества  (Мериновым Н.М, Романовым Г.И. и др.).

Заключение

        Не хотелось бы на такой не очень веселой ноте заканчивать историю моего села.  Хотя кто сказал, что история закончена? Эта летопись будет продолжаться и дополняться. Надеюсь, что Шимки не постигнет печальная участь заброшенных сел, ведь мы живем на территории национального парка. Мое село находится в очень живописном месте, отсюда идет кратчайшая пешая туристическая тропа на Шумак, многие группы туристов останавливаются здесь, чтобы переправиться через Иркут. «Как вам повезло, что живете в таком красивом месте», - восхищаются они. Действительно, нам повезло. А решение всех проблем я вижу в изменении отношения к селу. Наладится сельское хозяйство - появятся рабочие места, молодежь не будет уезжать из деревни.  Может быть, и восстановим со временем то, что разрушили так быстро. Ведь смогли пережить и гражданскую, и Великую Отечественные войны, и смутные 90-е годы. 300 лет назад наши предки на пустынном берегу Иркута построили деревню. И мы должны ее сохранить.

Исследование проведено в 2012 году

по заказу отдела по делам туризма и молодежи администрации МО "Тункинский район"

учеником 10 класса Шимкинской школы-интернат Андреем Безотечество.

Руководитель - учитель русского языка и литературы

высшей квалификационной категории Аюшеева Г.Д.

Список использованной литературы:

  1. Архив школьного музея истории казачества ГБОУ «Шимкинская школа-интернат среднего (полного) общего образования».
  2. Архив районного муниципального образования «Тункинский».
  3. Бобков А.К. От стен Тункинского острога. – Иркутск: 2006.
  4. Меринов Н.М. «Иркутское казачье войско». История и современность.- Иркутск: изд. Репроцентр А1, 2009
  5. Романов Г.И., Новиков П.А. «Иркутское казачество» (2 половина17- начало 20 века). -Иркутск, 2009.
  6. Тунка: история и современность, Улан-Удэ, «Буряад Унэн», 1998.

Список информаторов:

1. Безотечество Т.А., жительница с.Шимки, 1945 г.р.

2. Гулькова П.М., жительница с.Шимки, 1926 г.р.

3. Зверев А.С., житель села Шимки, 1935 г.р.

4. Пермякова В.Г., жительница с.Шимки, 1932 г.р.

5. Пермякова В.С. жительница с.Шимки, 1946 г.р.

6. Пермякова У.А., жительница с.Шимки, 1924 г.р.


[1] Записано от жительницы с. Шимки Пермяковой В.С., 1946 г.р.

[2] . Меринов Н.М. «Иркутское казачье войско». История и современность.-Иркутск: изд. Репроцентр А1, 2009, с. 153.

[3] Архивные данные МО «Тункинский район»

[4] Записано от жительницы с. Шимки Безотечество Т.А., 1945 г.р.

[5] . Записано от жительницы с. Шимки Пермяковой В.Г., 1932 г.р.

 

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии