Новости
Вторник, 21 февраля 2017 09:13

Зов предков, зов родной земли

Я волновалась, когда готовилась к встрече с Георгием Алексеевичем Гантимуровым. Мне было интересно пообщаться с человеком, который родился и вырос в Казахстане, но корни которого из Забайкалья. Интересно услышать рассказ о жизни раскулаченных и высланных казачьих семьях в далекий Казахстан. Как сложилась их судьба, что пришлось им пережить? По официальной версии высылались из Забайкалья «кулаки» и «враги народа», а деды говорили, что это были трудолюбивые и работящие семьи, связанные с нами кровным родством. Подойдя к калитке, остановилась, не решаясь открыть. Но, пересилив волнение, открыла. Под навесом в кресле сидел худощавый мужчина в светлой рубашке, верхняя пуговица ворота расстегнута. Сразу же обратила внимание на особенно пронзительный и такой знакомый взгляд. В его облике чувствовалось что-то едва уловимое и характерное. «Казак» пронеслось в голове, и сразу же куда-то испарились тревога и волнение. Все дни пребывания на родной земле у Георгия Алексеевича были расписаны по минутам и из-за запланированных 30 минут наша встреча, конечно же, затянулась. Я попросила его рассказать о судьбе его семьи и других забайкальцев в таком далеком Казахстане, о возможных встречах с моими родственниками. Позже, через несколько месяцев, беседуя с Георгием Алексеевичем, я задала ему несколько вопросов. 

- Георгий Алексеевич, а Вы мечтали, хотели приехать когда-нибудь на родную землю? 

- Сбылась моя мечта, которая преследовала меня с детства, я посетил Землю Предков. В детстве и юности слышал рассказы стариков, высланных в глухие степи Казахстана, о Забайкалье. Столько тепла и тоски видел в глазах рассказчиков. С любовью вспоминали они своё детство, юность, сопки и голубую быстротечную Аргунь. Вот и мне выпало счастье увидеть эти удивительные места. Красоту сопок багула, Аргуни, цветущего марьиного корня и пахучей богородской травы. 

Я не ожидал, не мог даже себе представить, что так тепло и торжественно встретят нас с сестрой, Галиной Кирилловной Былковой (физик из Красноярска). Был тронут и растерян, получив награду от приаргунских казаков во главе с атаманом Константином Лыткиным. Это ещё в большей мере обязывает меня писать и рассказывать о Забайкалье, его красотах, о людях добрых и гостеприимных. В Уланской роще любовался стройными берёзками. В Сенькиной пади, поднявшись на сопку, стоял как завороженный открывшейся мне панорамой. 

Солнце, синее небо, по небу плывут кучевые облака, которые бросая тень на сопки, образуют игру цветов, то становятся синими, то ярко- зелёными, а то вдруг дымчато- голубыми. Сделав из пальцев прямоугольник, взглянул и ясно увидел картину Рериха. Будто здесь, а не в Индии, великий художник писал свою картину. 

На машине из Борзи приехал родственник, Павел Гантимуров. вместе с Костей они возили нас в Дурой, в станицу в которой родился мой отец, Алексей Георгиевич (1919г.). Здесь навестил могилы предков, поклонился от всех казахстанских забайкальцев, которые по тем или иным причинам не могут приехать в Забайкалье. Омылся в священной Аргуни, взял аргунской земли, чтобы отвезти в Казахстан. Камешки с Аргуни лежат у меня на письменном столе в "Черепашке". Перебирая их пальцами, чувствую тепло, энергию, которая даёт мне силы. 

- Георгий Алексеевич, расскажите, пожалуйста, о своей семье,- попросила я. 

- Семьи моих родителей были высланы в 1933году в Казахстан (спец. посёлок № 27 Кар. ЛАГА), под Акмолой, ныне Астана. Мой отец - Алексей Георгиевич со своей семьей- матерью Верой Петровной Соколовой и сёстрами Марией, Клавдией и Антонидой из Дуроя. Его брат Павел ушёл за границу ещё в 1930году, Петра арестовали, после освобождения он приехал в Казахстан. Моего деда, Георгия Ивановича (1881г.р.) арестовали и расстреляли. В 1946году Павла вместе с дядей, Дмитрием Ивановичем (1890г.р. Дурой), арестовали и депортировали в СССР, осудили. Павлу дали 20 лет, Дмитрию- 10 лет лагерей Моя мама с маленьким братом Василием, выслана из Кути, с семьёй дяди Степана Николаевича Воронова. Её отец, Ефрем Николаевич ушёл в Трёхречье, а его жену с младенцем, арестовали. Так и сгинули они в застенках ОГПУ. Такая участь постигла большинство забайкальцев. Большая часть выслана в Казахстан. Остальные - в Красноярский край, Оренбург, Омск. 

Здесь, на точке №27, в голой степи, под охраной строили бараки, чтобы выжить. Выжили, перенесли тиф, унижения, голод, холод, войну. Наперекор всему выжили и сохранили традиции забайкальского народа. Нарожали детей, среди которых: учёные, учителя, врачи, художники, писатели, поэты, политические деятели и военные- защитники Родины. 

Я горжусь своим народом. Слежу за событиями, происходящими в Забайкалье. Болею за неудачи, которые случаются, как у нас, так и в Забайкалье. Только в одном не получил удовлетворения. Аргунь, такая любимая, по рассказам, полноводная, сильно обмелела. Может Китай много воды забирает, но по источникам и рассказам, была полноводной и, если бы царское правительство успело вытащить из неё 40 оставшихся камней в низовьях, Аргунь была бы судоходной.   

-Георгий Алексеевич, поделитесь своими впечатлениями о Забайкалье, Приаргунье. 

-Навсегда в моей памяти осталась священная, обильно политая кровью, вымоленная Забайкальская Земля. Её сопки, озера, реки и добрый, гордый, свободолюбивый и гостеприимный народ. Радует возрождение казачества на земле предков - казаков. Пусть процветают и возрождаются земли забайкальского казачества. 

У Георгия Алексеевича есть замечательные стихи, в которых звучит такая неподдельная сыновья любовь к Забайкалью. И эта любовь к родной земле, к родному краю передается нам из поколения в поколение, её беречь и сохранять завещали нам наши предки. Здесь могилы наших близких и родных, которые мы не можем бросить. Мы не можем отсюда уйти, потому что мы-казаки. 

ПОЕЗДА

Поезда, поезда,

Вереницей идут.

Им не видно конца,

Ждёт нелегкий нас путь.

Кто на Запад спешит,

Кто на Юг, на Восток,

И на стыках стучит,

Стук колёс, стук колёс.

Вот и я, наконец,

Собираюсь в путь.

Мой душевный венец,

То веселье, то грусть.

Просто тянет туда,

Где румяный восход.

Поезда, поезда,

На восход, на восход.

Что там ждёт впереди,

На Востоке родном?

Те края не пройти,

Ни верхом, ни пешком.

Поезда, поезда.

Сяду в мягкий вагон.

Он помчит меня вдаль.

Перегон, перегон.

И лечу я вперёд.

Мысль быстрее меня.

Там сестра заждалась,

У окошка грустя.

Поезда, поезда,

Красноярск и Чита,

Приаргунск и Дурой,

Кути – детства мечта.

Поезда, поезда,

Посетить край родной.

Встречи радостно жду.

Слёзы – горечь утрат,

И к могилам приду,

Где родные лежат.

Поклонюсь, помолюсь,

Сердце сжалось в груди,

Перегон, перегон,

Поспеши, поспеши.

Встречу Солнца восход,

На Аргуне святой.

Воздух предков вдохну,

И омоюсь водой.

Поезда, поезда.

Перегон, перегон…

 

село Воздвиженка 10.05.2016 г.

 

КАЗАЧЬЯ ШАШКА

(Приаргунским казакам посвящаю)

 

Я робко подошёл к столу,

Где шашка на краю лежала.

Она напомнила мне старину

Ведь в битвах, где не побывала.

Лихие схватки на Амуре,

Поход в Китай, что мир принёс стране.

Границу охраняла по Аргуни,

Участвовала в 1-й Мировой войне.

Там враг, увидя жёлтые лампасы,

В истерике кричал: «Маньчжур напал!»

Оружие бросал, военные припасы

В безумной панике убежища искал.

Треть казаков Георгия получили

В Германскую жестокую войну,

А многие в ней головы сложили

Достойно, честно, как водилось в старину.

И революцию прошла, лихие годы.

В Гражданскую, на боевом коне.

Казачьи головы ложились у дороги

В братоубийственной, жестокой той войне.

Казачья шашка, гордость, честь и слава

Всегда напоминала казаку: Присягу дал!

Так за тобой Держава!

Негоже оставлять её врагу.

 

село Воздвиженка 23.07.2016 г.

 

Материал и фото подготовила Елена Деревнина

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии